22 декабря исполняется 100 лет со дня рождения Василия Ситникова

Декабрь 07 14:54 2018

Василий Ситников – одна из знаковых личностей в институте физико-математического образования АлтГПУ. Еще до разделения и воссоединения, когда эта структура называлась физико-математическим факультетом, деканом здесь долгое время был Василий Яковлевич.

Фото из архива семьи Ситниковых

Аудитория № 238 в корпусе АлтГПУ на проспекте Социалистическом – одна из именных, посвященных почетным профессорам вуза. Всего таких аудиторий в университете около десятка, но эта отличается от остальных. Несмотря на то что в ней по-прежнему проходят занятия, она называется музеем. «Музей «Мой учитель» имени В.Я. Ситникова» гласит табличка на двери.

Внутри – массивные столы, шкафы со стеклянными дверцами, аппаратура родом из середины прошлого века. Почти все здесь осталось на своих местах, как в те годы, когда в этой аудитории преподавал Василий Ситников, а он посвятил педуниверситету (тогда пединституту) почти 30 лет. Из них 17 лет – в должности декана физико-математического факультета.

Книга памяти

Работать в педагогике Василий Яковлевич начал в 17 лет: через год после окончания семилетней школы пошел преподавать на курсах по ликвидации неграмотности и малограмотности – правда, не в Алтайском крае, а в родной Новосибирской области. В 1939 году он окончил Колпашевское педагогическое училище и был направлен учителем физики в село Варгатёр Томской области, а затем завучем в другую сельскую школу, где основным контингентом были воспитанники детского дома. В 1942 году Василия Ситникова призвали в ряды Красной Армии.

Вернувшись с фронта, молодой педагог отучился на физико-математическом факультете Бийского учительского института и через пару лет переехал в краевую столицу работать в Барнаульском государственном педагогическом институте и одновременно учиться здесь же заочно. Лаборант, ассистент, старший преподаватель, декан – именно в последней должности Василия Яковлевича запомнили его студенты, а это целых 32 выпуска.

Инициатор создания музея «Мой учитель» — тоже один из студентов Василия Ситникова — Алексей Дмитриевич Насонов, профессор кафедры физики и методики обучения физике АлтГПУ, кандидат физико-математических наук. Он собрал архивные фотографии для именной аудитории и продолжает собирать отзывы и истории своих однокурсников и других выпускников пединститута, оформляя их в книгу памяти. Пока в ней немного записей, но во всех отмечается отеческое отношение декана к студентам.

Нынешний директор института физико-математического образования Татьяна Новичихина – дочь ученицы Ситникова, и хотя она знает о Василии Яковлевиче только со слов матери и коллег, да из записей в книге памяти, все равно старается брать пример.

Школа – деканат

Владимир Лопаткин учился в вузе в 1966-1970 годах и виделся с деканом еженедельно еще до того, как тот стал вести занятия в его группе.

— Я был назначен старостой группы, поэтому с первого курса постоянно ходил в деканат, — поясняет Владимир Михайлович.

Сегодня он доктор педагогических наук, профессор кафедры физики и методики обучения физике, до этого 15 лет был ректором университета, а еще раньше – деканом факультета физики, придя на этот пост вскоре после своего учителя. И он уверен, что на его судьбу и карьеру больше других повлиял именно Василий Яковлевич.

— Наверное, он увидел какой-то потенциал и раскручивал меня, зажатого сельского школьника, который боялся выступить на семинаре, — говорит Владимир Лопаткин. – Он создавал условия, чтобы я развивался. Видя, что я хорошо учусь и справляюсь с обязанностями старосты, Василий Яковлевич предложил избрать меня председателем профсоюзного бюро факультета. Включил меня в более высокий уровень общественной жизни факультета. Я был Ленинским стипендиатом, окончил вуз с красным дипломом, но тогда не знал, как это мне поможет в жизни, а он знал и сделал все, чтобы я поехал в аспирантуру в Петербург, ныне Российский государственный педагогический университет имени Герцена. Эти первые шаги без помощи моего учителя я бы не сделал.

Когда Владимир Лопаткин стал деканом, Василий Яковлевич еще работал – его заместителем.

— Это была для меня такая школа! Он сидел рядом и давал советы: уж он-то после 17 лет в этой должности знал, как работать со студентами. Строгость к тому времени, может, уже и ушла, а внимательность осталась, и память его не подводила. Всегда поражало, как он помнил всех своих студентов и выпускников, их проблемы, семейные и учебные.

Сибирские валенки

Проблем, как и у сегодняшних студентов, у тогдашних ребят было достаточно, и то, как декан их разрешал, осталось в веселых историях. Например, Бориса Черниченко, ныне заслуженного учителя РФ, кандидата социологических наук, на первом курсе выселяли из общежития:

— Когда по общежитию проходила комиссия, у нас в комнате обнаружили электроплитку, — рассказывает Борис Алексеевич. – И всех нас – двух физиков и двух математиков – выселили. Комендант разрешила нам взять матрасы, и мы ночевали в кустарнике за стадионом. Одну ночь переночевали, утром пошли на занятия, а нас с пар сняли и отправили к Василию Яковлевичу в кабинет. Он на нас построжился, но потом заселил обратно.

Борис Черниченко вспоминает несколько интересных эпизодов в общении с Василием Яковлевичем.

— После второго курса мы работали в строительном отряде, и вдруг нас с Лёшей Бушуевым вызвали в институт, к декану. Он говорит: «Быстро собираетесь и завтра едете в Москву переводиться в Московский государственный педагогический институт имени Ленина». Мы купили билеты и рванули в столицу. Конечно, москвичи с неохотой брали сибиряков: провинциалы, вам надо досдать несколько предметов… Сдали мы последний экзамен, посчитали деньги – а их ровно на два билета в Барнаул. Жить негде. Мы сели на поезд, девчонки-проводницы из студенческого отряда кормили нас. Пришли потом к Василию Яковлевичу, а он посмотрел на нас и прикрикнул: «Сибирские валенки! Вам надо было идти в ЦК комсомола!». Как сейчас помню эти слова. Как оказалось, нас зачислили, но мы не вернулись в Москву.

— Не жалеете?

— Я ни о чем в своей жизни не жалею. Не ясно, кем бы мы стали, оставшись в Москве. Думаю, мы бы учились там не хуже, чем здесь, но как бы сложилась дальше судьба – не известно. А здесь родные стены и общение с Василием Яковлевичем и другими преподавателями во многом способствовали становлению нас как учителей. Своим становлением я считаю себя обязанным Василию Яковлевичу.

Уже после института, после армии, после работы в школе, на новой должности Борис Черниченко познакомился с женой Ситникова, начали дружить семьями.

— Хлебосольный, гостеприимный, он помнил даже те эпизоды со времени моего студенчества, которые я уже забыл. Мы были у Ситниковых в гостях, моя жена ездила к ним на дачу. Говорила: «Боря, ты не представляешь, у них такая дачка маленькая! Такой заслуженный человек, а ничего не нажил, хотя столько отдал педагогическому институту!». Нина Михайловна, супруга Василия Яковлевича, даже посуровее была, чем он. А у него интеллигентская доброта – врожденная, понимаете? Человек прошел войну, а доброты своей не растерял. В институте он работал с родным братом, но они были непохожи: если Павел Яковлевич был более степенный, то Василий Яковлевич взрывной, мог резко высказаться, но не в его правилах было оскорблять людей. Он мог и пошутить с нами, но мы знали, что он – хозяин на факультете.

Василий Яковлевич Ситников награжден медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.», почетным знаком Министерства просвещения РСФСР «Отличник народного просвещения».