Барнаульцы вносят вклад в защиту и сохранение исчезающих видов животных, обитающих в горах Алтая

Ноябрь 08 18:56 2018

В сентябре в горах Алтая побывала очередная добровольческая экспедиция «По следам снежного барса». Вернувшись, ее участники рассказали об увиденном, заснятом и о проекте в целом.

Фото из сети Интернет

В разведку бы пошел

У истоков проекта стоит новосибирец Игорь Паутов. Однажды, путешествуя в заснеженных горах Алтая, он наткнулся на следы. Решил, что оставил их ирбис. Чтобы подтвердить предложение, Игорь вышел на Сергея Спицына, научного сотрудника Алтайского биосферного заповедника, ведущего эксперта Всемирного фонда дикой природы по снежному барсу. Следы, как выяснилось, принадлежали не барсу, а росомахе. Тем не менее, ознакомившись с работой Сергея, путешественник загорелся идеей помочь в исследованиях. Завязалось сотрудничество. Игорь собрал целую команду добровольцев, желающих увидеть и запечатлеть редчайшего хищника.

Первая экспедиция прошла в сентябре 2015 года, этой осенью была уже седьмая. Следующая планируется в мае 2019-го. За три года проект по изучению и сохранению этих исчезающих хищников набирал популярность. Желание присоединиться изъявляют теперь любители дикой природы со всей России: из Москвы, Новосибирска, Томска, Белгорода, Барнаула и даже из зарубежья. Всего в них приняли участие 48 человек. Но оказаться в составе экспедиции непросто. Организаторам удобнее брать подготовленных, тех, кто бывал в горах. Барнаульцам Владимиру Козьякову, Татьяне Шуките и Наталье Демьяновой посчастливилось принять участие в проекте в разные годы.

— В течение недели нам не раз приходилось преодолевать разные препятствия. Большая часть волонтеров – опытные туристы, для которых привычно ночевать в холоде, переходить броды, – отмечает Владимир Козьяков. – Снежный барс иногда поднимается на высоту в три тысячи метров, поэтому участнику просто необходимо быть в хорошей физической форме.

Кто в объективе?

Сергей Спицын во время полевой практики и по вечерам учил участников читать следы, предугадывать непредвиденные обстоятельства, укрепляя туристические навыки, рассказывал истории из своей практики встреч с животными. Например, ирбис никогда не ведет себя агрессивно. Чуя присутствие человека, прячется и уходит. Это вообще один из самых скрытных зверей. Участники вживую увидели его лишь однажды – в ходе шестой экспедиции. Случилось это на хребте Сайлюгем. Ирбис сидел рядом со своей добычей – архаром.

Поскольку команда состоит главным образом из фотографов, в том числе профессиональных, участники делают в процессе путешествий немало интересных снимков. Однажды удалось запечатлеть не менее редкого, чем ирбис, бородача-ягнятника (птица-падальщик, крупный представитель ястребиных. – Прим. авт.).

За время экспедиций в архиве участников накопилось много любопытных кадров и видео. Эти материалы успели облететь весь мир. Большую часть «улова» приносят фотоловушки. С их помощью за годы экспедиций было обнаружено семь новых особей ирбиса. Помимо снежных барсов, отмечались манулы, волки, архары и горные козлы. Однако иногда техника страдает от любопытства животных. Так, в одной из экспедиций росомаха основательно поточила о камеру когти и зубы. Поэтому впредь на фотоловушки начали ставить специальную металлическую защиту.

В этом году попытки поймать ирбиса в объективы камер или на фотоловушку уже не в первый раз предпринимались на хребте Чихачёва в КошАгачском районе Республики Алтай. Здесь практически не бывает туристов. Оно и хорошо. Через хребет пролегает путь, которым ходит трансграничная группировка снежного барса. На зиму эти кошачьи отправляются в Монголию. Весной возвращаются. В сентябре нынешнего года запечатлели немного, однако отчетливые следы маршрута ирбисов обнаружили.

Просвещение и защита

Татьяна Шуките приступила к работе над проектом фотообраза хребта Чихачёва. Сбор фотоматериала продолжился в мае.

— В экспедициях я поняла, что мои фотографии действительно полезны не только с точки зрения творчества, но и для науки, для Всемирного фонда дикой природы, – поясняет Татьяна. – Выложить в сеть снимки – простейший способ убедить людей, что это место нуждается в защите.

Наталья Демьянова менее опытна. Однажды, увидев снимки удивительных мест, не могла выбросить из головы мысль отправиться туда. В итоге девушка съездила в две экспедиции.

— Места обитания барсов не предназначены для массового туризма, – отмечает Наталья. – И не только потому, что там нет инфраструктуры. Эту заповедную зону нужно охранять от массовых нашествий, а если и посещать, то исключительно с экологическим настроем.

В конце прошлого года на международном симпозиуме по трансграничному взаимодействию в целях сохранения и рационального использования дикой природы Сергей Спицын представил доклад – «Опыт Алтайского биосферного заповедника в сохранении снежного барса и аргали на трансграничной территории Россия – Монголия». Участники экспедиции также внесли вклад в это исследование, благодаря которому ситуацию на хребте Чихачёва удалось взять под жесткий контроль, а именно – создать на его российской стороне буферную зону (участок, в пределах которого запрещены любые действия, нарушающие характерный для нее природный режим. – Прим. авт.).

На встрече в ГМИЛИКА Владимир Козьяков демонстрировал видео, снятое на фотоловушку в Монголии, где снежный барс с большим трудом перебирается через гору с капканом на лапе. Конечная цель экспедиций – исключить саму возможность таких ситуаций.

30 снежных барсов, по официальным подсчетам, обитает в Республике Алтай. Всего в стране обнаружена 61 особь. Эти исчезающие высокогорные хищники встречаются также в Тыве и Бурятии.