Почему группа «Nоль Три» свой концерт в Барнауле назвала последним?

Ноябрь 02 08:41 2018

Бийская команда «Nоль Три» одна из самых ярких и неординарных групп Алтайского края. Уже тот факт, что они единственные из региона, кто когда-либо выступал на главном рок-фестивале страны «Нашествие», уже о многом говорит.

Фото Ярослава Махначёва

И вообще, с авторской музыкой, без каверов, провинциальным командам оставаться на плаву сложно. Бийчанам получается. И вдруг – последний концерт. Атмосферы прощания во время него не чувствовалось – было громко, живо и тепло, звучало все написанное, спетое и сыгранное группой за всю историю. И все же, почему «последний»? Об этом с лидером коллектива Дмитрием Чернухой мы обстоятельно поговорили перед первыми аккордами вечера.

Увидеть рост

Дима, почему последний, зачем пугаешь поклонников?

— На самом деле и так может быть. Просто в Барнауле сложилась непростая обстановка – клубы, сотрудничавшие с авторскими коллективами «Тасс», «Джем» и «Рок-Паб», закрылись. А на других площадках нужны кавер-группы. Нам захотелось провести концерт на большой сцене. В клубах ведь как? Играешь три отделения с перерывами, люди едят, выпивают. А здесь более высокий уровень, где можно увидеть, к примеру, рост музыкантов.

— А что дальше?

— Посмотрим, улучшится ли обстановка с клубами. Пока в Барнауле не представляется возможным делать концерты где-то еще. Третьего ноября мы играем в Томске, 24-го в Бийске, 29-го в Новосибирске. Если кто-то из барнаульских поклонников захочет туда приехать, конечно, мы бесплатно пустим их на концерт. Нам этот период просто надо пережить. Все бывает. Девять лет мы стабильно выступали в Барнауле. Может, и нужен перерыв.

Если отбросить эту грустную тему, чему посвящен концерт? Твоему недавнему дню рождения, итогам года?

— Итогам года, наверное. Может, даже всей нашей девятилетней истории – как мы выросли, как изменилась музыка. Начинали с простых вещей, вроде «Мобило» и «Кардиограммы», сейчас у нас более сложные темы.

Ехать или записывать?

Широко о «Nоль Три» заговорили в 2014-м, когда вы съездили на «Нашествие». Что было примечательного после этого?

— Активная движуха началась еще раньше, в 2013-м, когда выиграли конкурс и попали на фестиваль «Старый новый рок», он проходил на главной площади Екатеринбурга, было больше 200 тысяч зрителей. Была хорошая компания – «Смысловые галлюцинации», Вадим Самойлов, Настя Полева, Пелагея. Мы понравились директору фестиваля, и он позвал нас уже на зимний «Старый новый рок» хедлайнерами. А уже после этого – на «Нашествие». С тех пор такого масштабного не было, в основном по причине нашей удаленности от центра. Был выбор – ехать куда-то или записывать альбом. Мы выбрали альбом, и в 2016 году записали, считаю, неплохую пластинку «Иди за мной».

С Вадимом Самойловым одно время планировалась совместная песня. Не получилось?

— Так и не записали. У него был непростой период, было не очень деликатно лезть. А сейчас и общаемся меньше, у него своих забот хватает.

— А желания уехать в Москву или Питер не было?

— Мы придерживаемся строчки, которые спел один умный чувак: «Чтобы стоять, я должен держаться корней» (строчка из песни группы «Аквариум». – Прим. авт.). Неважно где, важно – как.

Но тяжело же отсюда пробиваться…

— Очень тяжело. Почему та же «Альтависта» уехала в Питер? Там выше уровень среды обитания, более опытные звукорежиссеры, матерые студии. Вот Маргулис, вот Галанин, вот «Наше радио», фестивали. Иди, пробивайся.

При этом среди молодых групп на том же «Нашем радио», на мой взгляд, много не самых сильных команд. Там тоже блат нужен?

— Наша песня «Между здравствуй и пока» понравилась редакции «Нашего радио». Но один эксперт не оценил. Музыкант из группы «Несчастный случай». Видимо, это было решающим.

Дух коллективизма

В группе «Nоль Три» по-прежнему только ты профессионально занят музыкой, остальные еще и работают.

— Пока да, работа нашему движению не мешает.

Кто за что в группе отвечает?

— Мы с Сергеем (барабанщиком. – Прим. авт.) за музыку, Андрей (гитара. – Прим. авт.) за аранжировки. Записываем песню, высылаем ему, говорим пожелания, как бы примерно хотели слышать. Он уже делает аранжировку, мы слушаем, пробуем играть. Обсуждаем, голосуем. Если я за эту ноту, а остальные за другую – я не буду против, коллектив решил.

Раньше «Nоль Три» были «последними романтиками планеты», сейчас на афише – «авиаторы Вселенной». Концепция поменялась?

— Да, в свете написания новых песен.

И кто они, эти авиаторы?

— Это «узники, бежавшие из плена богом забытой земли, они авиаторы Вселенной в поисках вечной любви». В поисках свободы, в поисках себя.

В одной команде

Ты профессионально играл в футбол, в том числе и за «Динамо». Не жалеешь, что ушел в музыку?

— Я жалею, что футболом занимался. Музыка и раньше была, в институте играл в группе, но не так плотно, а сейчас приходится догонять, наверстывать.

То есть, если бы вернуться и выбрать – ДЮСШ или музыкалка, пошел бы не в футбол?

— Да. С другой стороны, а стал бы я тем, кем сейчас являюсь, не пройдя футбол, армию?

В «Динамо» ты играл с Евгением Смертиным.

— Да, нашей группой подготовки руководил Александр Городов. Мы ездили на первенство России в Грозный, в комнате жили я, Женя Смертин, еще кто-то. А Толя Панченко был капитаном той команды. Со Смертиным с тех пор один раз виделся в Москве на футболе. Парой слов перекинулись и все.

Дима, тяжело ли быть позитивным человеком с такой мрачной фамилией?

— Быть позитивным вообще тяжело. Но мне удается.

Группа «NольТри» неоднократно выступала на праздничных площадках, организованных редакцией «Вечернего Барнаула» в рамках празднования Дня города.

Фоторепортаж с концерта.