На сцене концертного зала «Сибирь» показали южнокорейский мюзикл

Октябрь 21 14:34 2018

Традиционные корейские мелодии, костюмы, танцы мы слышим и видим только в фильмах, вживую даже за стилизацию в России мало кто возьмется. Чтобы восполнить этот пробел, в Алтайском крае с гастролями побывал коллектив Каннынского центра культуры и искусства.

Счастливое воссоединение влюбленных: природа вновь расцветает.
Фото Светланы Ермошиной

Ответный визит

Правительство Алтайского края и администрация провинции Кангвон Республики Корея сотрудничают с 2015 года. В июле группа барнаульской школы-студии танца «Лариса» представила наш регион на Каннынском международном фестивале молодежи, теперь коллектив из Кореи прибыл в регион с ответным визитом. Накануне показа в Барнауле артисты выступили в Новоалтайске.

Премьера мюзикла состоялась в сентябре прошлого года. Его трижды показали на зимних Олимпийских играх, еще девять раз – на зимних Паралимпийских играх. Как рассказывает руководитель творческой делегации Па Сон Цза, спектакль был поставлен специально для Олимпийских игр, а к гастролям на Алтае его сократили до часового представления, максимально понятного для русского зрителя и с минимальным набором персонажей: в нем задействованы 12 артистов и постановщик танцев, также исполняющая один из номеров.

— Мюзикл имел такой успех на Олимпийских и Паралимпийских играх, что стал представлять Каннын на других международных мероприятиях, — отмечает Па Сон Цза. – Мы собираемся продолжать показывать этот спектакль регулярно. Сегодняшнее представление – это только часть спектакля, и я надеюсь, что российские зрители захотят и будут иметь возможность когда-нибудь посмотреть полную версию у нас в Канныне.

Каннын – город в провинции Кангвон, и примечательно то, что все артисты и постановщики мюзикла родом из одного города и сюжет, положенный в основу, — известная легенда, связанная с Канныном. Гости признаются, были бы рады увидеть подобную постановку по барнаульским легендам, чтобы лучше понимать культуру друг друга.

Любовь и карпы

Постановка основана на каннынской легенде, рассказывающей о событиях 585 года, седьмого года правления короля Чинпхёна из династии Силла. Страшная засуха опустошает плодородные земли провинции Кангвон. В поселении Мьёнджу (это старинное название города Каннын) гибнет урожай риса, засыхают фруктовые деревья, жители голодают. Глава поселения, землевладелец Чой Чун Гун, собирается женить своего сына на благородной Ёнхва из королевского рода. Но кожная болезнь, которой страдает юноша, ставит планы Чой Чун Гуна под угрозу. Он собирает с жителей поселения повышенный налог, чтобы пригласить 300 шаманов и провести большой обряд вызова дождя. На самом деле он хочет с их помощью исцелить сына. В исполнении корейских артистов мы видим на сцене не только могущественных шаманов, подлых приспешников Чой Чун Гуна и его самого, но и увядающие цветы, склоняющиеся в танце, — природа в этой истории играет далеко не последнюю роль.

Недалеко от поселения Мьёнджу, к югу от реки Намдэ, есть озеро Яночи. Несмотря на засуху, озеро всегда остается полноводным и чистым. Здесь прекрасная Ёнхва кормит золотых карпов и встречается с возлюбленным – молодым аристократом Муоланом. К несчастью, Муолан вынужден уехать, и, когда Ёнхва грозит принудительный брак с нелюбимым, девушка отправляет Муолану письмо на кусочке шелка: она передает его золотым карпам, чтобы те донесли письмо по реке Намдэ. Река, оказывается, уничтожена засухой. Волшебные карпы вызывают дождь, письмо находит адресата, Муолан рассказывает родителям невесты о кознях Чой Чун Гуна, злодей раскаивается, влюбленные воссоединяются, природа оживает.

Подробности сюжета мы узнаем из титров: на боковых экранах появляется поясняющий текст, чтобы зритель понял, куда идут и о чем говорят герои. Пятиминутные диалоги важны для сюжета, но совершенно не воспринимаются русскоязычными слушателями. Вот Ёнхва рассказывает легенду о любви дракона, вот Муолан поет старинную песню поселения Мьёнджу – в этих нюансах есть своя символика, которую необходимо донести до людей, не знакомых ни с местными поверьями Каннына, ни с корейским менталитетом.

Несмотря на то, что постановку адаптировали, кажется, что даже с субтитрами часть задуманного неизбежно от нас ускользает. Хочется больше музыки, больше танца, ведь настроение песен и эмоциональные движения, в конце концов, и помогают понять главный смысл постановки, который не выражается словами.

Гастроли артистов проходят в рамках реализации меморандума о торгово-экономическом, научно-техническом и культурном сотрудничестве между Правительством Алтайского края и администрацией провинции Кангвон Республики Корея.