В качестве Кабинетских земель Алтай просуществовал 170 лет – с 1747 года по 1917-й

Октябрь 15 13:03 2018

В этом году в нашей стране отмечается столетие с момента расстрела царской семьи. В музее редкой книги Центральной городской библиотеки им. Н.М. Ядринцева решили поговорить о том, в какой степени жители Алтая испытывали на себе влияние династии Романовых. Об этом рассказал краевед протоиерей Константин Метельницкий, преподаватель Барнаульской духовной семинарии.

Коллаж Александра Ермоловича

Все началось с Демидова

Колонизация алтайских земель началась в начале XVIII века. И связана она с именем Акинфия Демидова. Как только его людям удалось найти медь на Алтае, промышленник тут же получил императорское разрешение строить здесь заводы, в том числе и барнаульский.

И хотя эти предприятия прибыли Демидову не давали (себестоимость выплавки меди и ее доставка в столицу совершенно не окупались), производство он не сворачивал, а только расширял. Но в 1745 году Демидов в возрасте 67 лет умер. И уже через год вышел императорский указ за подписью Елизаветы Петровны – включить все алтайские рудники и заводы со всеми землями и работниками в ведение Кабинета Ее Императорского Величества (при этом их стоимость была выплачена наследникам). Вот и получается, что под скипетром Романовых Алтай просуществовал 170 лет – с 1747 года, когда алтайские рудники Демидовых поступили в казну, по 1917-й.

Ногами по серебру

Тогда, получив первое серебро, Елизавета Петровна пустила его на изготовление раки – гробницы для мощей Александра Невского. Выплавка алтайского серебра стремительно нарастала – и если поначалу ее объем составлял 300 пудов (а это почти 5 тыс. кг), то к концу XVIII века он достиг 1000 пудов (16,4 тыс. кг). На барнаульском заводе плавилась примерно половина серебра Российской империи – четыре-пять раз в год из нашего города уходили караваны с серебром в столицу. Стремительно развивался и Барнаул, который в 1771 году получает необычный статус горного города (еще таким статусом за всю историю обладал лишь Екатеринбург). Из-за того, что сереброплавильные заводы давали стране колоссальные прибыли, для их развития ничего не жалели. Сюда направляли лучшие инженерно-технические кадры – сначала немцев из Саксонии, а после открытия казенного горного училища стали готовить своих специалистов низшего и среднего звена. Не случайно в нашем городе открылась первая научно-техническая библиотека в Российской империи и первая библиотека в Сибири. В начале XIX века в ней насчитывалось свыше 7000 томов, из которых 4000 – на европейских языках. Это означает, что интеллигенция нашего города в те времена владела несколькими языками. Интересно и то, что о барнаульцах говорили как о самых богатых жителях Российской империи, якобы они ходят по серебру. Почему? Потому что на территории, примыкающей к заводу (а это современные улицы Пушкина, Ползунова), довольно близко располагались грунтовые воды, и если смотреть почвенный срез, то примерно на глубине 30- 50 сантиметров можно обнаружить метровый слой шлака, в котором содержалось серебро.

Сибирские Афины

В Барнауле открылась первая в Сибири аптека, первый музей. Лучшие умы направлялись именно сюда (к примеру, в 1823 году Барнаул посетил Александр фон Гумбольдт – ученый с мировым именем, который направился к нам после путешествия по Америке). В развитие горнозаводского производства весомый вклад внесли Козьма Дмитриевич и Пётр Козьмич Фроловы – отец и сын. При Фролове-старшем Змеиногорский рудник стал самым богатым рудником в мире, там располагались уникальные технические сооружения, на которые специально приезжали посмотреть европейские инженеры. Не случайно на Алтае была построена первая в России чугунно-рельсовая дорога, первый в России поворотный круг, с помощью которого запряженные повозки не гоняли по кольцу, а разворачивали механически. Для многих ученых Барнаул становился подобием магнита. У нас побывали Пётр Симон Паллас, Фридрих Геблер, Альфред Брем, Пётр Семёнов-Тян-Шанский, который, описывая наш город, резюмировал: «Барнаул был в то время, бесспорно, самым культурным уголком Сибири, и я прозвал его Сибирскими Афинами».

Впереди Петровка, позади Рождество

Конечно, далеко не все здесь было столь радужным. На алтайских заводах работали крепостные в то время, как Сибирь в целом крепостного права не знала. Сначала они работали бессрочно – пока человек мог передвигаться. Затем был установлен срок в 25 лет, приравненный к срокам службы в царской армии, потом, незадолго до отмены крепостного права, его сократили до 15 лет. Условия труда были тяжелейшие. Рабочие рудников говорили: «Впереди Петровка, позади Рождество». Это означало, что при открытых дверях позади людей был лютый холод, как в Рождественский пост, а впереди – страшное пекло, как на пост Петровский, да такое, что бороды плавились.

Бойкий коммерсант

Даже после отмены крепостного права Алтай по-прежнему давал 1000 пудов серебра. Все потому, что заводам было предложено переходить на наемный труд постепенно, за три года. Но все же перестроиться они так и не смогли. И не только потому, что не стало бесплатной рабочей силы, но еще и из-за того, что истощился Змеиногорский рудник. Так, в 1893 году было выплавлено последнее алтайское серебро. После этого Алтай лет 20 выбирал свое будущее. И постепенно нашел-таки новую жилу – сельское хозяйство. В торгово-промышленном календаре начала XX века есть такая фраза: «Из мирного и безмятежного уголка Петербурга с повадками неспешного в делах аристократа Барнаул становится живым и бойким коммерсантом». И если в 1892 году здесь насчитывалось 364 торговых заведения, то уже к 1909 году их стало 1307. Достаточно сказать о прославившемся на весь мир алтайском масле – феномене тех лет. Им были заполонены все рынки Западной Европы. И если до этого пальму первенства по производству качественного масла удерживала Англия, то Алтай ее легко потеснил. И чтобы не утратить своих позиций, англичане к своему маслу примешивали наше, алтайское.

В начале XX века 10 русских рублей стоили 21 немецкую марку. Наш рубль считался одной из самых дорогих валют в мире (дороже был лишь английский фунт стерлингов). Рабочие получали 1,5 рубля в день при среднем размере жалованья среднего сословия в 100 рублей в месяц. Обучение в гимназии стоило 50-60 рублей в год.