Когда руки видят больше… Александр Мыльников живет на ощупь, но не в полной темноте

Октябрь 11 16:24 2018

Оставшийся в памяти Александра Мыльникова зрительный опыт рисует красочные образы, позволяет ему творить необыкновенные изделия. Созданные из кропотливо сложенных полосок бумаги вазы, корзины разошлись по всему белому свету. Сам же Александр никогда не увидит свои изделия – более десяти лет назад он полностью потерял зрение.

Отсутствие зрения не мешает Александру Мыльникову жить активно и заниматься творчеством.
Фото Андрея Чурилова

Александр слепой не с рождения, хотя проблемы с глазами были. В 2000-х зрение начало стремительно падать, он перенес несколько неудачных операций в надежде вернуть возможность видеть этот мир во всех красках. А затем махнул рукой, говорит, надоели больницы, лекарства, решил учиться жить в условиях полной темноты. С проблемой справлялся один на один, на ощупь осваивал быт, перемещение по городу. Стремление к независимости не оставило и после потери зрения, надеяться только на себя для него привычнее.

В раздумьях над дальнейшей жизнью Александр сначала бесцельно сворачивал бумажки, а потом вспомнил о старой технике создания поделок из сложенных фантиков. Вместо фантиков сначала использовал газеты, затем старые журналы, в последующем заменил их на бумагу, обернутую в самоклеящуюся пленку. Так вазы, шкатулки и корзины, помимо декоративности, приобрели практичность. И он решил поторговать изделиями своего творчества на рынке. Спрос превзошел ожидания. Так хобби стало еще и прибыльным увлечением.

— Я не могу сидеть без дела, всегда занимался какой-нибудь интересной работой или творчеством, — рассказывает Александр. – Пока видел, ремонтировал технику, учился столярному делу, пытался сапожничать, осваивал профессию массажиста. Но все это было не мое, не приносило радости.

Воображение – за глаза

С годами Александр доработал технику, усилил изделия каркасом, даже изобрел собственный набор инструментов. На создание одного изделия уходит два-три дня, в зависимости от сложности. Средней величины ваза состоит из 100 листов бумаги, плотно сложенных, практически спрессованных, сверху обклеенных пленкой. Полоски сворачиваются в цепочки, уложенные по кругу, они могут обрести форму вазы любой высоты и ширины или изящной конфетницы.

Дизайн Александр тоже продумывает сам. В качестве каркасов выступают пищевые пластиковые ведра, он их обрезает, шлифует и формирует силуэт. Говорит, раньше приходилось специально покупать для этих целей селедку в контейнерах или майонез в ведрах. Сейчас производство налажено – емкости, картон, пленку приобретает у оптовиков. Раньше работы реализовывал на выставках, через знакомых или социальные сети. До тех пор, пока его творчество не заметили в центре социальных инициатив «АлтайПарус». Теперь Александр получает за свою работу ежемесячную зарплату независимо от реализации изделий.

Пока мой собеседник говорит, я придирчиво рассматриваю золотую вазу и не вижу ни одного дефекта. Как он, ничего не видящий, может создавать такие идеальные, до мельчайших деталей продуманные декоративные изделия? Александр улыбается: когда человек лишается зрения, он становится внимательнее. А руки вполне могут заменить глаза. Листы пленок маркированы ярлыками, обозначающими определенные цвета. В голове рождается образ изделия, затем заготавливается материал, и идет процесс непосредственного создания.

— Как ни странно, когда давно не видишь, все еще красочнее представляется, — объясняет он мне свой мир. – В голове всегда насыщенный образ предстоящей работы, каким будет основной цвет, каким декор, где сделать изгиб. Иногда я во сне, как наяву, вижу будущую вазу. Конечно, когда выполняю заказ, то учитываю пожелания заказчика, какие бы причуды он ни пожелал. Дома храню образцы, лучшие, как мне кажется.

Среди них работы, преимущественно оформленные в золотых и красных тонах.

— Мне нравятся яркие цвета, — смущенно соглашается с моим наблюдением Александр. – Еще люблю белый с синим смешивать – от них веет нежностью. Сейчас изделия под дерево хорошо берут – и мне труднее представить, как они выглядят. Если честно, порой я испытываю острое желание взглянуть со стороны на свои работы…

Гаджеты в помощь

Самое страшное, говорит молодой человек, остановиться в развитии, стоять на месте. Он посещает выставки и фестивали, театры и концерты, слушает аудиокниги. Если позволяет время, а оно у него в дефиците, изучает компьютерные программы.

— Сейчас множество программ для незрячих, все действия озвучиваются, с помощью различных комбинаций клавиш можно осуществлять управление, — рассказывает Александр. – Тексты на компьютере, в Интернете тоже озвучены. Если посвятить этому достаточно времени, то можно стать неплохим программистом. Эту профессию, кстати, осваивают многие незрячие.

Вообще, современные технологии немало облегчили жизнь людям, не имеющим возможности видеть. Особенно тем, кто, как Александр, живет одиноко. В телефонах устанавливаются программы определения купюр, возможно установить навигатор для передвижения по городу и даже по квартире. Такие гаджеты, как говорящий градусник или тонометр, вещи в быту необходимые.

— Но я стараюсь обходиться минимумом, — объясняет собеседник. – Полностью зависеть от технологий тоже нельзя. Телефон может разрядиться, сломаться, а ты уже привык и начинаешь чувствовать себя беспомощным. В основном запоминаю комбинации программ. Например, управление стиральной машиной, хлебопечкой – там все просто. Предпочитаю печь хлеб сам. Во-первых, мне трудно каждый день ходить в магазин, там всегда суета, масса запахов, а обоняние действительно у незрячих сильно развито, поэтому поход в магазин становится испытанием. С хлебопечкой проще – уложил все ингредиенты, она и тесто замесит, и испечет. А во-вторых, магазинный хлеб не сравнится по вкусу с буханкой собственного приготовления.

И тут же задумчиво произносит:

— Хотя, наверное, если бы у меня была свобода движения, я бы просто покупал хлеб в магазине… Ко всему можно привыкнуть, но передвигаться по городу – это самое большое препятствие в жизни незрячего. Очень активное движение транспорта, большие потоки людей. И люди не всегда отзывчивые. Я пытаюсь расшевелить других людей с первой или второй категорией инвалидности. Предлагаю участие в проектах, совместные походы в театр или на форум. Но большинство из них, имея порой высшее образование, хорошую профессию, замыкаются в четырех стенах своего дома, считая себя никому не нужными. А я уверен, кто хочет, тот найдет способ себя реализовать, а кто не хочет, тот ищет отговорки.

Александр Мыльников: «Я не считаю себя особенным или сверхчеловеком. Просто так сложилась жизнь – я перестал видеть. Если сидеть на месте и плакать о судьбе, это ничего не даст».