В Барнауле отметили 70-летие поэта Ивана Жданова

Октябрь 02 13:39 2018

Несмотря на то, что Иван Фёдорович ведет довольно замкнутый образ жизни, он принял участие в целой серии мероприятий, организованных на родине специально к его юбилею. Одним из главных событий стала творческая встреча с поэтом, на которую пришло немало барнаульцев.

На протяжении трех дней в Барнауле и других точках края проходили творческие встречи с Иваном Ждановым.
Фото Андрея Чурилова

Проблема глухоты

Целый день на различных площадках города именитые писатели и литературоведы рассуждали о творчестве Ивана Жданова, его самобытности и обособленности от известных поэтических течений. Поэту была посвящена Всероссийская научно-практическая конференция, где обсуждалась философия, эстетика и поэтика его стихов, а также открылась выставка фоторабот Ивана Фёдоровича в стенах Государственного музея истории литературы, искусства и культуры Алтая, состоялась презентация коллективной монографии… Поэтому все с нетерпением ждали, когда же заговорит сам автор, когда он расскажет о себе, почитает свои стихи.

И он их почитал – пусть местами сбивчиво (говорят, он запоминает их на слух, а потому Жданова способен легко сбить любой посторонний звук), но при этом очень по-своему, мощно и страстно. Но говорить о себе поэт не стал. За него это с радостью сделали другие.

— У писателя и литературоведа Павла Басинского есть эссе, посвященное Ивану Фёдоровичу, – открыла встречу редактор журналов «Алтай» и «Культура Алтайского края» Лариса Вигандт. – В нем мне запомнилась одна фраза: «Жданова знают все. Или, по крайней мере, слышали о нем почти все. Те, кто не слышали о Жданове, это их проблемы…».

С этим тут же согласилась специально прибывшая в Барнаул из Москвы писатель и историк литературы Марина Кудимова, которая считает, что творчество Жданова почти всегда находит отклик. Но если подключения не происходит, то это действительно проблема воспринимающего. По крайней мере, это точно не проблема поэта, посылающего мощную энергию в мир, это, скорее, проблема глухоты мира.

— У нас с Ваней как-то параллельно выстраивались биографии, – говорит Марина Владимировна. – В 1982 году абсолютно одномоментно вышли первые наши книги в издательстве «Молодая гвардия», а потом столь же одномоментно в «Литературной России» была опубликована рецензия на наше творчество. Называлась она довольно зловеще: «Что под маской?» – то есть, судя по заглавию, творчество наше воспринималось как нечто искусственное, противоестественное, не вписывающееся в общий литературный поток тех времен. Помню даже, развернулась серьезная дискуссия – дескать, это направление никакого развития иметь не будет, а могло оно быть лишь в случае, если бы мы писали про БАМ и Саяно-Шушенскую ГЭС. Мы, конечно, были не против строительства больших промышленных объектов, но все же хорошо понимали, что поэзия не подчиняется законам индустриализации, она живет совершенно в других измерениях. И творчество Жданова – лучшее тому доказательство.

Второй Уэльбек

В числе приглашенных гостей юбилейного вечера был писатель и поэт Марк Шатуновский, который в 1997 году в соавторстве с поэтом создал книгу «Диалог-комментарий пятнадцати стихотворений Ивана Жданова», отличающуюся необычной формой подачи поэтического материала.

— Когда много лет назад я впервые столкнулся с Ваниными стихами, то сразу понял не то что их современность, а футуристичность, ужасную их актуальность, – рассуждает Шатуновский. – Они были настоящим чудом, ярким явлением в Москве. Я понял, что Ваня хорошо чувствует не только поэтику, но и время. И когда нагрянули те самые 1990-е, вызвавшие взрыв эгоизма, когда люди перестали слышать друг друга и каждый хотел высказать свое мнение, Иван вдруг замолчал. В этом хоре разрозненных мнений он выбрал немоту – всерьез занялся фотографией. На время это стало его семиотической территорией.

Но позже, когда поэт снова взялся за стихи, о нем сразу же заговорили. И пусть в череде публикаций о Жданове было немало разгромных статей (одна из них «Граждане ночи»), нет-нет, да и встречались материалы, в которых Жданов рассматривался как явление. Один из авторов такой публикации – известный литературовед, радио- и телеведущий (в числе известных телепрограмм с его участием – цикл передач «Порядок слов») Николай Александров.

— Поэзия Жданова требует внимательного, медленного чтения, – рассуждает он. – Просто открыть и закрыть книгу не удастся. Ведь для постижения любой стоящей книги требуется приложить усилия. Еще мне кажется, что я больше знаю Жданова через его стихи – в них он выражается наиболее внятно, это его речь. В интервью высказывается гораздо темнее. По степени закрытости и загадочности я могу сравнить его с французским писателем Мишелем Уэльбеком – столь же замкнутым и непоказным.

Поток реплик в свой адрес Иван Жданов то и дело разбавлял стихами – и чем больше их звучало, тем больше раскрывался поэт, он словно освобождался от чувства неловкости, которое принес ему временный статус юбиляра.

Иван Жданов родился в 1948 году в селе Усть-Тулатинка Чарышского района. Он одиннадцатый ребенок в семье. Когда Ивану было 12 лет, семья переехала в Барнаул. После окончания вечерней школы он поступил на факультет журналистики в Московский государственный университет. Завершил учебу в Барнаульском пединституте. Жданов – лауреат премии Андрея Белого (1988 год), первый лауреат премии Аполлона Григорьева Академии русской современной словесности (1997 год), лауреат литературно-кинематографической премии имени Арсения и Андрея Тарковских (2009 год), лауреат премии Алтайского края в области литературы, искусства, архитектуры и народного творчества (2016 год), лауреат Новой Пушкинской премии в номинации «За совокупный творческий вклад в отечественную культуру» (2017 год). Живет попеременно на Алтае, в Москве и Крыму.