Алтайский поэт Иван Мордовин отметил 70-летие

Сентябрь 18 12:50 2018

Лауреат различных поэтических конкурсов, автор четырех стихотворных сборников, исследователь русского верлибра Иван Мордовин убежден: поэту сложно заниматься чем-то еще, кроме поэзии, – уж лучше в этом деле не размениваться. Хотя сам Иван Фёдорович, имея за плечами медицинское образование, некоторое время работал в Барнауле врачом-эпидемиологом, а потом и преподавателем в Алтайском медицинском колледже, выбранная некогда медицинская стезя никак не помешала успешности поэта Мордовина.

Иван Мордовин – врач и поэт.
Фото Андрея Чурилова

Как вспоминает Иван Мордовин, стихи он писал всегда. Его первые достойные внимания строчки появились еще в школьную пору:

Ты рисовала на песке

Волна смывала

С тех пор из речки утекло

Воды немало

Ты рисовала светлый дом

И рядом клены

Была ты школьницей смешной

В меня влюбленной…

Тогда начинающий поэт удивлялся – почему его ранние стихи сравнивают со строчками некоего Пастернака (стихотворение «Свеча горела» Ивану Мордовину в то время на глаза еще не попалось). Об этом поэте он, деревенский парень, узнал лишь в Кемерове, где прошли его студенческие годы. Именно здесь студент медицинского института стал посещать КТОМ – Кемеровское творческое объединение молодежи, в котором по пятницам занимался в поэтической студии.

— Первое потрясение от поэзии было связано с Есениным, – вспоминает поэт. – Помню, мой отец – председатель колхоза – привез из командировки несколько книг. Две из них он велел маме поставить на полку, а третью – спрятать от меня куда подальше, дескать, рано еще мальцу такое читать. Речь шла о небольшом томике стихов Есенина, который мама убрала на шкаф – без приставного стула туда было не добраться. Но я добрался. И то, что я прочел, перевернуло мою жизнь. Ведь до этого где я видел стихи? Разве что у Пушкина да в газетах. Помню, как у Есенина я вычитал: «Выткался на озере алый свет зари…». А у нас в деревне озеро было, по которому действительно, как на бабушкиных домотканых коврах, от заходящего солнца рябь выстилалась. В общем, меня до глубины души тронули эти есенинские метафоры, удивительные образы, его фигуры слова, так сказать.

Однако увлечение сына родители не разделяли, полагали что написание стихов – занятие исключительно для бездельников. Совсем другое дело – быть врачом…

Несмотря на то что после вуза Иван Мордовин стал работать в Барнауле врачом-эпидемиологом (а на тот момент это была специальность штучная), поэт все же ощущал, что в жизни ему чего-то не хватает. Да, стихи он писал, но душа просила какого-то развития именно в творческом направлении.

— Да, я мог поступить, скажем, в университет или в педагогический вуз, – рассуждает Иван Фёдорович. – Однако я понимал, что там, может, и удастся познакомиться с историей развития литературы, но вот писать вряд ли научат. И тогда я решил попробовать поступить в знаменитый Литературный институт им. А.М. Горького. Именно его мне посоветовали окончить мэтры, участвующие в семинаре молодых литераторов Сибири и Дальнего Востока, который проходил в Новосибирске. Я внял их совету и окончил заочное отделение главного литературного вуза страны.

Как считает Иван Мордовин, в литинституте будущих поэтов научили не только тонко чувствовать интонации и улавливать ритм стихотворных строчек, но еще и адекватно воспринимать свое творчество, осознавать свое место на поэтической полке. Но лично алтайскому поэту учеба в престижном вузе придала уверенности в собственных силах. О нем узнали, его стихи стали печатать на страницах центральных изданий (к примеру, однажды его произведения были опубликованы на страницах «Литературной России»), в издательствах стали выходить его сборники. Было время, когда Иван Фёдорович в течение пяти лет вел литературную студию при алтайском отделении Союза писателей России.

Сегодня Иван Мордовин – частый гость различных поэтических вечеров, творческих встреч. За долгие годы за ним закрепилось звание мастера верлибра – свободного стиха, в котором большое внимание уделяется не рифме, а ритму и интонации. Более того, Иван Фёдорович убежден, что верлибр имеет русские корни (по его мнению, «Слово о полку Игореве» написано именно этим способом стихосложения).

— Интонация – вот что главное в стихосложении, – считает он. – Это мелодика, наполняющая стих, отражающая индивидуальность автора. Если сравнивать с музыкой, то верлибр не песня с повторяющимися музыкальными фразами, а сложная пьеса, в которой есть мысль, получающая свое развитие. В таком стихе все должно быть устроено по-особому, тонко.