Жительница Гоньбы нашла брата, погибшего под Кёнигсбергом

Сентябрь 14 21:15 2018

Когда началась война, Нине Тимофеевне Дамер, тогда еще Гычевой, едва исполнилось три года. 

Здесь Зиновию Гычеву (второй слева) 16 лет.
Фото из архива Нины Дамер

Жизнь сороковых она помнит плохо, но никогда не забудет, как вместе с родителями провожала на фронт братьев. Сначала Георгия, а потом Зиновия. Старший вернулся в 1946-м, а младший погиб за месяц до Победы. В первые дни осени останки солдата передали на малую родину, и сегодня его перезахоронят на Власихинском кладбище.

И так бывает

Весной этого года под Калининградом началась большая стройка. На ее начальном этапе было обнаружено утраченное воинское захоронение. Возможности перенести строительство объекта в другое место уже не было – механизм был запущен, и местным поисковикам пришлось эксгумировать из братской могилы останки погибших красноармейцев. На груди одного из бойцов осталось две медали «За отвагу» – по их номерам и установили личность Зиновия Тимофеевича Гычева, который призывался на фронт из Барнаула в 1942 году и служил телефонистом в 806-м стрелковом Кёнигсбергском ордена Суворова полку.

— Поиск его родственников был уникален – в моей жизни такое встречается впервые, — рассказывает член регионального совета «Поискового движения России» в Алтайском крае Галина Буймова. – Бывают разные истории – родных находишь за день, месяц, годы. Здесь же поиск занял буквально несколько часов. И это был не столько поиск, сколько ожидание.

Обычно поисковики начинают работу с открытых источников, где предположительно может содержаться хоть какая-то информация об участнике Великой Отечественной войны. В том числе исследуют и сайт «Бессмертного полка». Именно здесь и нашлась тоненькая ниточка, ведущая в семью Гычевых.

— Под именем солдата вместо фотографии был опубликован скан рукописного письма его родной сестры, где она просит откликнуться тех, кто хоть что-то знает о ее брате. А внизу – вы не представляете! – стоит номер телефона, — взволнованно продолжает Галина Николаевна. – Вся сложность состояла в том, что все это я узнала поздно вечером. Дальше тяжелые часы ожидания. Целая ночь. Было непонятно, когда письмо было написано, жив ли его автор. Ровно в 9 часов я в полунервозном, полузамороженном состоянии набрала номер. После нескольких гудков мне ответил женский очень бодрый голос, как оказалось, самой Нины Тимофеевны!

Брат за братом

В Сибирь семья Тимофея Гычева перебралась в 20-х годах ХХ века. Во время тяжелого пути голод отнял у него жену и маленькую дочку, а лютый мороз отправил его самого на больничную койку с сильнейшим воспалением легких. Двое сыновей остались без присмотра, поэтому их распределили по детским домам. Еле справившись с болезнью, отец задался целью отыскать детей и не успокоился, пока не нашел их.

В 30-е годы прибыв в Барнаул, Тимофей Гычев познакомился со своей второй женой, а ее сына Георгия полюбил отцовской любовью, воспитывал наравне с Зиновием и горевал, как по родному, провожая на фронт.

И Зиновий к сводному брату прикипел – мечтал, как и он, воевать, но был младше, потому и пошел вслед за ним только спустя год после начала войны. Судьба как будто чувствовала тесную связь молодых парней – хоть и не сводила их на полях сражений, но постоянно держала неподалеку друг от друга. Это родные выяснили по обратным адресам писем. Каким-то чудом Георгия смерть миновала, а вот Зиновий погиб за месяц до Победы. При взятии Кёнигсберга он был смертельно ранен в живот и 7 апреля 1945 года скончался в медсанбате. За этот бой он был награжден орденом Красной Звезды посмертно.

Мамина отрада

Когда двух главных помощников забрали на фронт, отрадой для родителей оставалась маленькая Нина. Несмотря на свой возраст, девочка тоже старалась хоть немножко, но подсобить измотанным трудом маме с папой.

— Они с утра до ночи работали, а я оставалась дома одна. Как-то раз, хорошо помню, налила в чистую кастрюлю воды и начала полы мыть. Я уж домываю, а мимо женщины идут и хвалят, мол, какая молодец, маме помогает! – рассказывает Нина Тимофеевна. – В войну много чего было, да мало что в памяти осталось. Помню, как у нас корову украли, а мы вместо нее козу купили. Как выращивали овощи и яблоки, как мама на фронт перчатки-варежки вязала – у них большой и указательный палец были вывязаны отдельно, и как слезами горючими заливалась, когда пришла похоронка на Зиновия…

Так он и остался в памяти Нины Тимофеевны – 18-летним парнем, который очень любил рисовать и читать Пушкина. Во многом оглядываясь на брата, маленькая Нина тоже мечтала стать художником. С этим не вышло, но склонность к творчеству проявилась в другом – бисероплетение стало ее любимым хобби на многие десятилетия.

Ответ на письмо

В том письме номер телефона был указан без городского кода, и Галина Буймова начала обзвон с первого города, который пришел на ум, – с Барнаула. За столько лет родственники бойца могли сменить место жительства не раз, но только не Нина Тимофеевна. Она родной город не согласилась променять ни на заграницы, ни на союзные республики, ни на другие города. Самое далекое, куда она смогла перебраться, – в Гоньбу, где сейчас и живет. В какой-то мере такая большая любовь к родной земле и помогла женщине в короткие сроки узнать о случившемся.

— Я письмо написала лет пять назад – отправила и забыла о нем. Оказывается, оно не утеряно, — обрадованно говорит Нина Тимофеевна. — Когда мне Галина позвонила и начала все рассказывать, чувствую, у меня волосы зашевелились на голове – какая была радость! В это было очень сложно поверить, ведь я столько лет ждала хоть какой-то весточки о брате… Я сейчас только с ходунками хожу, да еще плохо видеть стала, но, думаю, дочь доставит меня на кладбище. Я обязательно должна его хоронить. Он будет лежать рядом с мамой и папой.

Вместе с останками Зиновия Тимофеевича Гычева в Барнаул переданы останки алтайских солдат Дмитрия Михайловича Жданова и Николая Егоровича Корчагина, погибших в годы Великой Отечественной войны на территории Калининградской и Волгоградской областей. Церемония их передачи родственникам состоялась 14 сентября в 10.00 на Мемориале Славы.