Первый пациент краевой клинической больницы с пересаженным сердцем без одышки поднимается по лестнице и уже водит машину

Сентябрь 07 15:21 2018

В конце августа в некоторых СМИ сообщили, что житель Алейска Виталий Провоторов, которому полгода назад в краевой клинической больнице выполнили первую на Алтае пересадку сердца, скончался. Однако врачи, да и сам пациент, эту информацию опровергли.

Дмитрий Ананьев подтверждает: здоровью Виталия Провоторова ничего не угрожает.
Фото Юлии Неволиной

Как новенький

Напомним, 12 февраля этого года в Алтайской краевой клинической больнице впервые в регионе провели операцию по пересадке сердца. Виталий Провоторов, которому нет еще и 50 лет, два года назад перенес инфаркт. Для стабилизации его состояния врачи поставили стент, однако у пациента начала развиваться острая сердечная недостаточность и пересадка сердца стала необходимостью. Операция прошла успешно, пациент был выписан в хорошем самочувствии.

Новость о собственной смерти застала Виталия Провоторова в дороге.

— Тогда мы возвращались из Новосибирска – там мы провожали дочь на учебу в Иркутск, – несколько нервно вспоминает пациент. – Первым позвонил мой старший брат и спрашивает, я это или не я с ним разговариваю. Говорит, супруге плохо стало. Друзья, родственники все переживают, а я не понимаю, в чем дело. Мне только потом объяснили, что к чему. Я это спокойно перенес, не волновался сильно. А когда сам в Интернете посмотрел, даже смешно стало.

Как рассказали врачи, им тоже такие заявления аукнулись – близким пациента в течение нескольких часов пришлось объяснять, что с ним все в порядке и он жив–здоров.

Теперь Виталий Петрович живет нормальной жизнью, хотя и находится под постоянным медицинским контролем. Как раз сейчас пациент проходит плановое обследование в краевой столице и уже сегодня собирается домой.

— Доктор сказал, что раз в три месяца надо приезжать на биопсию, вот я и приехал, – рассказывает житель Алейска. – Добирался до Барнаула сам, на пригородном транспорте. Мне не страшно, я уже ничего не боюсь. Вообще, самочувствие не изменилось – каким было до инфаркта, таким и сегодня остается, только что одышки теперь нет. Двигаюсь нормально, без остановок, даже до пятого этажа спокойно дохожу. На машине тоже без труда езжу, просто физическую работу поменьше делаю. Супруге больше достается.

О себе скромный по натуре Виталий Петрович рассказывает неохотно, поэтому заведующий отделением кардиохирургии краевой клинической больницы Дмитрий Ананьев (он и проводил операцию по пересадке сердца) дополняет своего пациента. Оказывается, мужчина ко всему прочему и по хозяйству хлопочет, и профессиональной деятельностью не перестает заниматься.

Будем спасать

— Эта операция должна была послужить толчком к развитию трансплантации сердца в Алтайском крае и показать людям, что этого не нужно бояться, – поясняет Дмитрий Ананьев. – Вообще, в ней ничего сверхвеликого нет. Да, вокруг много мистики по этому поводу, но к десятой трансплантации все поутихнет и такой медицинский подход станет обыденной вещью.

Медики настроены всячески развивать трансплантацию сердца в нашем регионе. Уже сейчас четыре человека находятся в листе ожидания спасительной операции.

— В таких вопросах нет никакой очередности, – отмечает Дмитрий Ананьев. – Все зависит от типирования. Кому подойдет донорское сердце, тому его и пересаживают. И не важно, сколько ждет человек. Нельзя спрогнозировать также, когда появится орган, ведь случается это, например, при автодорожных катастрофах и других ситуациях, которые приводят к гибели головного мозга молодого человека.

Как подчеркнул кардиолог, в краевой клинической боль нице готовы делать минимум пять трансплантаций сердца в год, а это очень хорошая новость для жителей края.

— Это удобно тем, что наши пациенты не перестают жить обычной жизнью. На врачебной комиссии мы принимаем решение о трансплантации сердца и отпускаем человека домой. Когда появляется донорское сердце, мы оповещаем пациента, делаем кросс-матч и типирование. Если все нормально, трансплантируем. Пациент приезжает из дома и потом уезжает домой под наблюдением врачей.

Дмитрий Ананьев: «Это уже не донорское, а его родное сердце – организм переделывает все очень быстро. Даже когда меняем разорванную аорту на искусственную, спустя время она становится аортой человека, а не остается такой, какой мы ее поставили».