Одним из основных символов сибирского города c четырехвековой историей являются крепостные Барнаульские ворота

Сентябрь 07 13:43 2018

Не нужно глубоко уходить в историю, для того чтобы увидеть, как много общего у двух сибирских городов, Барнаула и Новокузнецка. Даже начиная с герба: на том и другом есть белая лошадь. Оно и понятно – оба до 1917 года были уездными центрами Томской губернии и этот символ получили в наследство. В топонимике Новокузнецка, в истории города и личных судьбах его горожан немало фактов, которые отсылают к столице Алтайского края, вызывая к нашему с вами городу особый интерес.

Сегодня через Барнаульские ворота в Кузнецкую крепость входят сотни новокузнечан и гостей города.
Фото Надежды Гончаровой

С видом на Барнаул

Стоя у входа в отреставрированную Кузнецкую крепость, едва сдерживаю патриотический восторг: главные ворота называются Барнаульскими! Возможно, что изначально, когда вместо старого Кузнецкого острога, давшего начало городу на реке Томи еще в 1618 году, спустя два века стали возводить крепость, это название дали просто потому, что ворота «смотрели в сторону Барнаула». Но все же, думается, было в том и большое уважение к нашему городу.

Главный вход исторической крепости состоял из трех ярусов: нижний – проездная часть, средний — жилые покои, а самый верхний представлял собой четырехгранный купол с подзорной башней. Но такими Барнаульские ворота оставались не всегда: во второй половине XIX века, когда они перешли в собственность одного из местных купцов, верхнюю часть перестроили, соорудив там надворную Ильинскую церковь. В тридцатые годы прошлого столетия в нее попала молния, разрушение продолжили люди и непогода… В семидесятые годы мне удалось побывать у развалин крепости, с мистическим страхом смотрела я тогда на останки былого мощного форта, который никогда не участвовал в военных битвах, а «пал» от рук мирного населения…

И вот, спустя годы, я снова на Вознесенском холме. Не без волнения вхожу в Барнаульские ворота – в 1998 году, к 380-летию Новокузнецка, они были восстановлены в первоначальном виде в ходе крупномасштабной реконструкции крепости. За 20 лет на месте руин появились крепостные стены и полубастионы (кстати, один из них тоже называется Барнаульским), на крепостных валах, как полагается, пушки. Не все, конечно, возвращены на свою историческую родину: парочка кузнецких боевых орудий поселилась в музее Новосибирска, одна пушка установлена у памятника в алтайском селе Тогул, куда прикатили ее в свое время красные партизаны. Об этом и еще о многом другом можно узнать из экскурсий по крепости, которая в 1846 году была снята с военного баланса и передана Алтайскому горному ведомству под тюрьму.

Сейчас здесь музей-заповедник федерального значения, который располагается аж на 21 гектаре! В бывших казармах – разные выставки. На одной из них, например, можно узнать, что белый скакун на гербах наших городов не какая-то символическая лошадка, а именно представитель особо выведенной сибирской породы.

Гуляя по территории крепости, выходишь на площадку, с высоты которой открывается безумно красивый вид на Томь, на город-сад, воспетый в свое время Владимиром Маяковским. А там, за ним – за Новокузнецком, – горы Салаирского кряжа и алтайские степи с перелесками, а за ними — Барнаул. Он все свои 288 лет жил мирной жизнью.

Верно писал в «Уроках истории» на страницах «Вечёрки» наш коллега Николай Скорлупин, остроги да крепости Сибирской линии, даже без военных действий, сыграли свою роль – враг, знавший об укреплении, не решался посягать на свободу наших городов. Получается, старший брат прикрывал спиной младшего.

Дорога Достоевского

Те, кто знаком с судьбой русского писателя, книги которого и сегодня читают по всему миру, помнят эту историю. Отбыв заключение в Омской тюрьме, Фёдор Достоевский переводится в ссылку в Семипалатинск, где влюбляется в жену городского чиновника – Марию Исаеву, своей утонченной натурой разительно отличающуюся от провинциальных барышень. Писатель признается: «О, не дай господи никому этого страшного, грозного чувства», но сам оказывается всецело в его власти. Вскоре Исаева с семьей переводят в Кузнецк, где через год глава семьи умирает. Фёдор Михайлович дважды, похоже, нелегально навещает возлюбленную в этом провинциальном захолустье, общество которого называет «поганым». А на пути, как раз посередине, останавливается в Барнауле. Здесь и общество горных инженеров ему по сердцу, и надежный друг Пётр Семёнов-Тян-Шанский рядом, и сам город напоминает родной Петербург, и так велико желание поселиться здесь с любимой.

Нет, все это не выдумки барнаульских почитателей русского гения: об этом пишет он в своих письмах и записках. Подсчитано, 46 раз упомянул в них писатель наш город. Здесь бывал на городском балу, читал отрывки из «Записок из мертвого дома».

А в Новокузнецке тем временем у Исаевой появляется поклонник – учитель Вергунов. Дело движется к помолвке. И Фёдор Михайлович, теперь уже легально, отдохнув опять же в Барнауле, мчится в Кузнецк. Венчается с Исаевой, уговорив, как ни странно, Вергунова стать шафером на свадьбе. Уже, кажется, можно добиться разрешения переехать с женой в милый сердцу Барнаул, но она ни в какую, чем уж ей наш город не угодил? Возможно, тем, что славился обилием красивых и умных горожанок? А вот ее воздыхатель Вергунов по странной случайности сюда переселился.

Такая закрученная история. Вкратце. На самом деле она была полна тревог, волнений, душевных метаний, что сказывалось на здоровье писателя. В последний приезд именно барнаульский врач поставил ему роковой диагноз «эпилепсия». Через семь лет семейной жизни в Санкт-Петербурге ушла из жизни Мария Дмитриевна.

Фёдор Михайлович прожил всего-то 22 дня в Кузнецке. Но новокузнечане относятся к этому периоду весьма уважительно. И хотя в местном Музее Достоевского нет ни одной подлинной вещи, принадлежавшей писателю, сам он считается одним из лучших в стране благодаря созданной здесь атмосфере, поселившемуся духу писателя, множеству интерактивных событий. В Барнауле Фёдор Михайлович был шесть раз. Не берусь сказать, сколько это будет в днях. Наверное, не больше, чем в Кузнецке. Но как был! С желанием и восторгом. Уже несколько лет ведется речь о создании в нашем городе памятника писателю, о переименовании площади Спартак-2 в площадь Достоевского. Было бы логично вписать этот объект в туркластер.

А период Семипалатинск – Барнаул — Кузнецк – на самом деле одна неделимая история из жизни Достоевского.

Феномен былых времен

К 400-летию Новокузнецка создан портал – «400 самых известных новокузнечан». Многие из них как-то связаны и с Барнаулом, Алтайским краем. Особенно меня заинтересовало имя автора истории о старом Кузнецке, писателя и журналиста Дмитрия Алексеевича Поникаровского. Многие годы он, друг барнаульского ученого-просветителя Николая Ядринцева, жил с семьей в Барнауле, входил в «Общество любителей Алтая». Как отмечают исследователи, «писания Поникаровского имеют не только местный интерес. Они важны также как свидетельство о «горнозаводской цивилизации», любопытнейшем российском феномене XVIII–XIX столетий, не менее интересном, чем испанская конкиста или освоение американцами Дикого Запада».

Это сказано о нашем городе.

Расстояние от Барнаула до Новокузнецка по прямой — 226 км, по железной дороге — 310 км, по автотрассе — 327 км.

Надежда Гончарова.