Алтайские поисковики помогли установить имя красноармейца-земляка, погибшего на Волховском фронте

Сентябрь 07 13:27 2018

Сводный поисковый отряд Алтайского края вернулся из международной военно-исторической экспедиции «Волховский фронт. Чудово». За две недели наши ребята вместе с единомышленниками из других стран и регионов России не только получили ни с чем не соизмеримый опыт, но и подняли останки 190 бойцов, в том числе и Василия Осокина, уроженца Алейского района.

Каждая из поисковых экспедиций надолго остается в памяти участников.
Фото предоставлено Галиной Буймовой

Поисковый город

Международные поисковые экспедиции проводятся уже не первый год. И здесь не просто ищут артефакты времен Великой Отечественной войны и останки бойцов, а учатся искать: новичкам читают лекции, передают накопленные знания и сразу же позволяют их применить на практике. Алтайские ребята в таком открытом лектории побывали во второй раз.

— В этом году наша группа была небольшой – всего семь человек, — рассказывает руководитель сводного отряда Алтайского края Галина Буймова. – Это не случайные люди. Они понимали, куда едут и зачем, осознавая, что вносят свою частичку в увековечивание памяти погибших защитников Отечества. Все ребята представляли разные отряды, и теперь, получив определенный багаж теоретических и практических навыков, они передадут его своим соотрядовцам.

На эти 15 дней в Новгородскую область приехало около 600 поисковиков из стран ближнего зарубежья, Прибалтики, а также 30 регионов России – выстроился маленький палаточный город со своей инфраструктурой, включая штаб, канцелярию, медпункт, антропологическую площадку, передвижную лабораторию, биотуалеты и душевые кабины.

Работали ребята, как и жили, сообща. Заранее определив маршрут, они двигались по местам сражений 2-й ударной и 59-й армий, по той территории, где армия генерал-лейтенанта Власова пыталась выбраться из котла. Прорабатывая дорогу от Грузино до Спасской Полисти, они исследовали территорию площадью около 5 тыс. га.

Пять дней затишья

Вооружившись щупами, лопатами и металлоискателями, отряды отправились в свободный поиск. Они вскрывали блиндажи и окопы, прорабатывали минометные позиции, везде натыкались на следы страшных, тяжелых боев, на котелки, фляжки, ложки, фрагменты перевязочных пакетов, но не находили солдат. Как призналась Галина Николаевна, из-за этого психологически было очень тяжело. После пяти дней безрезультатных поисков возникло предположение, что территория зачищена, а останки солдат теперь находятся где-то в санитарном сбросе (воронках от снарядов, в блиндажах, где во время Великой Отечественной войны наспех захоранивали погибших в бою. – Прим. ред.). Так и оказалось. В одном из таких захоронений были подняты останки нашего земляка Василия Ивановича Осокина 1900 года рождения. Его имя нигде не увековечено – ни в Книге Памяти, ни в общедоступных базах данных. Даже в 1947 году, когда проводился подворовый обход, никто не заявил, что солдат не вернулся домой. Почему-то его не искали родственники. Зато сейчас поисковики стараются хоть что-то узнать о них.

— Это моя шестая экспедиция, и она была одной из самых сложных, поскольку мы работали в тех местах, где верховых бойцов (солдаты, которые не были захоронены, а остались лежать на месте гибели; как правило, их останки покрыты небольшим слоем почвогрунта. – Прим. ред.) было очень мало, — признается студент третьего курса АлтГТУ Руслан Гайнулин. – Лично у меня, как и у многих, есть опыт в поиске именно таких солдат. Работать с глубинными останками, которых прихоронили в воронках или блиндажах, намного сложнее – приходится орудовать метровыми, а то и двухметровыми щупами. Новгородский лес, где мы работали, крайне сложен – густой, с воронками и молодняком, за который цепляется все, что прикреплено к одежде или рюкзаку.

Как более опытный поисковик Руслан больше искал, чем помогал эксгумировать останки, но и он отметил, что в этом году нашли очень много медальонов. Многие из них не читались, но зато по 11 удалось установить личности погибших. Это невероятная удача: согласно статистике, в среднем на каждые 100 солдат устанавливается имя одного, а здесь на две сотни больше десяти.

Неважно откуда

Для Галины Буймовой эта поездка тоже не первая – четвертая, однако свой дебют она запомнила на многие годы.

— Первая экспедиция очень важна для каждого поисковика, потому что там ты понимаешь, нужно ли тебе это, насколько для тебя важна сопричастность к истории своей страны, какой вклад можешь внести и вообще, по силам ли это тебе, — считает руководитель отряда. – Тогда я была в районе Ельни, на местах сражений 312-й и 107-й стрелковых дивизий. После нее мне месяца полтора снились смоленские сопки. Да и до сих пор они у меня перед глазами стоят. Все поездки остаются в душе и памяти, теперь, наверное, на всю жизнь.

Как отметила Галина Николаевна, среди найденных солдат алтайские встречаются нередко. Только в этом году благодаря усилиям поисковиков из разных регионов удалось установить имена 12 наших земляков.

— Когда мы идем в поиск, не думаем, кого будем поднимать, красноярских бойцов, волгоградских или пензенских. Они все были защитниками Отечества, воевали в одном строю, в одном окопе, в одной траншее, все поднимались в бой с верой в то, что победят, смогут защитить свои семьи, – подчеркивает Галина Буймова. — К сожалению, до этого времени мы ни разу не опознавали останки алтайских бойцов, хотя работали на тех местах, где сражались наши дивизии. С большей долей вероятности мы поднимали земляков. Только имена их остались неизвестными.

Руслан Гайнулин: «Каждый год на одних и тех же местах, даже если там проходил не один – десятки отрядов, люди все равно находят бойцов. Земля, которая весной в тех же огородах камни истекло выталкивает, приподнимает также и останки».