Речной дозор: в конце лета и начале осени у водной полиции горячая пора

Август 31 13:26 2018

Любому горожанину привычны полицейские машины на улицах Барнаула. Но не все знают, что барнаульские полицейские патрулируют на катерах Обь и ее протоки.

Полицейские на катере выходят на патрулирование Оби для поиска пропавшей лодки.
Фото Стаса Сидоркина

В поисках украденной лодки

Река – часть города со своей жизнью, и она тоже нуждается в присмотре. На берегу происходят различные преступления – кражи, грабежи, драки. Когда люди отдыхают у реки большими компаниями, выпивают, между ними нередко возникают конфликты.

Сегодня сотрудникам полиции предстоит поиск пропавшей моторной лодки. Приехавший порыбачить в район Научного Городка хозяин оставил ее ночью на берегу, а утром не нашел на прежнем месте. Если кто-то и видел похитителей, так это другие рыбаки, которые в теплое время рассеиваются вдоль всего обского берега в черте Барнаула. Добраться туда на машине или пешком практически нереально. Путь один – плыть по реке.

Полицейский катер быстро скользит вдоль берега Оби, покрытого зарослями деревьев, кустарников и высокой травы. На берегу то и дело попадаются рыбаки. Некоторые бывают здесь постоянно и даже построили в прибрежных зарослях подсобки для хранения снастей, а то и домики. Вот на этом месте пристроился целый рыбацкий городок. Может быть, его обитатели что-то видели? Рулевой направляет катер к берегу.

— Пропала лодка марки «Алтай» оранжевого цвета с мотором. Не видели такую? — спрашивает старший оперуполномоченный пункта полиции Докучаево Александр Павлов, показывая рыбакам фото.

— Я слышал, мужики вчера про это говорили, — припоминает один из рыбаков. — Ночью услышали звук мотора. Думали, кто-то из рыбаков проплывал мимо. Но саму лодку не видели.

Другие рыболовы видели не больше. Значит, пора снова отправляться в путь. Такая рыбацкая стоянка в окрестностях города далеко не одна.

По пути сотрудники внимательно всматриваются в берег. «Вполне возможно, похитители поставили лодку где-то в траве, в рыбацком домике или сами рыбачат на ней», — поясняет участковый уполномоченный пункта полиции Докучаево Алексей Лобов.

Для водителя – сотрудника автохозяйства УМВД России по городу Барнаулу Максима Афанасьева такие рейды не в новинку. Выезды по реке с той или иной полицейской службой случаются два-три раза в неделю. Раньше Максим Афанасьев работал водителем на патрульной машине. Но шесть лет назад, когда в УМВД появился первый катер, он прошел дополнительную подготовку, сдал на права на управление маломерными судами и в летний сезон стал патрулировать Обь.

Спасение

Мало кто из сотрудников городской полиции может похвастаться столь разнообразной работой. Сегодня ты отправляешься вместе с эмчеэсовцами в затопленный Затон, а завтра ищешь пропавшего без вести человека или гоняешься за браконьерами по обским протокам.

— Были у нас рейды по пресечению браконьерства на воде, — вспоминает Максим Афанасьев. – Плывешь по реке, а там граждане на лодке ставят сети. Увидели, что мы приближаемся, завели мотор – и бежать. Но мы, как правило, без труда их догоняем, все-таки мощности у нашего катера намного больше, чем у моторной лодки.

Для других речной дозор становится настоящим спасением.

— Сломался мотор на лодке, и человек застрял посреди реки. Бывает, идем в рейде, смотрим, сидит рыбак в лодке, двинуться никуда не может. Берем его на буксир и перетаскиваем до берега.

По весне, когда стояла высокая вода, один рыбак решил порыбачить прямо в лесу, между затопленных деревьев, и у него лопнула резиновая лодка. Он привязал сдувшуюся половину лодки к спине, а на целой половинке сидел и так держался на плаву. Четыре часа плавал по кругу, никак не мог выбраться из протоки из-за сильного течения.

— Мы его случайно заметили. Искали другого рыбака, который пропал без вести. Через чащу деревьев увидели человека. Кое-как подошли к нему на катере. Он так ослаб, что даже на помощь не мог позвать, просто сидел и ждал, пока что-нибудь произойдет. Замерз, со всеми родными мысленно попрощался. Мы его взяли на борт и на берег переправили.

Смерть на воде

Не всем так везет. Не раз приходилось Максиму Афанасьеву выезжать со следственно-оперативной группой на осмотр тел утонувших.

— Сами мы на них не натыкались. Утопленников в 90 процентах случаев находят рыбаки. Звонят в полицию. Тело достают из воды и увозят в лабораторию для опознания.

Многие из утопленников – это купальщики, которые не рассчитали свои силы. Поражает, как безалаберно люди порой относятся к своей безопасности. Забираются в воду пьяными, оставляют детей без присмотра у реки.

— Обь – река с сильным течением, многие места просто опасны для купания, — говорит Максим Афанасьев. — Но людей это не останавливает. В теплые дни купающихся можно увидеть не только на городском пляже, но и у речного вокзала, и на Гребном канале, и в районе понтонного моста.

Прошедшая неделя омрачилась новой трагедией. Два десятилетних мальчишки без разрешения взрослых пошли купаться в районе второго водозабора. И одновременно начали тонуть. На берегу сидел рыбак, который кинулся их спасать. Одного успел вытащить, а второй утонул. Максим Афанасьев и его коллеги выезжали туда на катерах, работали совместно с МЧС, участвовали в поисках. Через сутки водолазам удалось обнаружить тело ребенка.

— Мы выезжаем в рейды совместно с сотрудниками ПДН, участковыми, МЧС, — говорит Максим Афанасьев. — Гражданам объясняют опасность купания в не отведенных для этого местах, составляются административные протоколы. Но за всеми не уследишь. По-моему, у людей у самих должно быть понимание, что осторожность на воде в первую очередь в их интересах.

В распоряжении УМВД России по городу Барнаулу находится четыре катера. Водная полиция помогает оперативникам в раскрытии преступлений, совершенных на реке, а также занимается поимкой браконьеров, спасением попавших в беду рыбаков, поиском утонувших, проводит рейды по купанию в не отведенных для этого местах.