Барнаульский художник о себе в живописи и о живописи в себе

Август 13 14:30 2018

Алексею Дрилёву скоро 80. Он продолжает работать – собирает материал к новой картине, дает уроки юным художникам.

Алексей Дрилёв – мастер передачи в живописи сиюминутного настроения натуры.
Фото Андрея Чурилова

— Я запомнил наказ Ильи Сергеевича Глазунова: «Лёша, никогда не переставай учить рисованию талантливых детей», — объясняет живописец. – У меня всегда были ученики, я готовлю их к поступлению в академию. Если вижу талант у ребенка, у которого нет денег на обучение, даю уроки бесплатно, потому что сам знаю, каково это, когда выбираешь между хлебом и учебой.

Сегодня Алексей Дрилёв кропотливо собирает материал для большой тематической картины «Князь Серебряный». Показывает карандашные портреты молодых людей. Ему позируют студенты, толкиенисты, иначе говоря, участники ролевых игр.

— Картина будет большая – 2 х 3,5 метра, я пока физически не могу к ней подступиться, инфаркт подвел, — сетует мастер.

— Откуда у вас такая страсть к большим полотнам?

— Как историю можно написать маленькой? Кроме того, у меня есть авторитеты в живописи, к которым я хочу приблизиться, это художники эпохи Возрождения: Леонардо да Винчи, Микеланджело.

Алексей Дрилёв, безусловно, великолепный представитель реалистической школы живописи, для которой важны натура, анатомия, композиционное решение.

— Натура – это все, — говорит художник. – Ты видишь характер, образ, движения.

С болью об «Исповеди»

В разговоре Алексей Алексеевич вновь и вновь возвращается к картине «Исповедь», на ней заключенный исповедуется перед батюшкой. Полотно занимает целую стену его мастерской. Оно написано по заказу в честь открытия храма в колонии строгого режима Рубцовска. Но руководство впоследствии отказалось оплатить работу художника. А меж тем за картиной стоит колоссальный, кропотливый труд автора, занявший долгие пять лет. Изображенные на ней люди написаны с натуры.

— Большой проблемой было найти батюшку, который согласится позировать, — раскрывает подробности живописец. – Все отказывались, потому что, по их мнению, таким образом они перед Господом выпячиваются. Один отец Владимир согласился. Заключенный, склонившийся перед ним, тоже художник, с трагической судьбой. Он был мастером по обработке цветных металлов, как одного из лучших его пригласили в Москву, на реставрацию дворцовых палат. Однажды ночью к нему пришли в мастерскую с требованием подписать документ о списании части драгоценностей. Парень отказался. Один из незваных гостей приставил наган, пытаясь угрозой добыть подпись. Реставратор в это время работал паяльником, да и ткнул им в бандита. Его осудили за убийство…

Алексей Дрилёв довольно часто обращается в своих работах к остросоциальным темам. Он не боится изображать не очень приглядные стороны российской действительности, раскрывает темы нищеты, социального неравенства и одиночества. Одно время он подружился с «афганцами», некоторых из них постигла печальная судьба. Героя триптиха «Связь времен» живописец встретил побирающимся на площади Октября.

— Я его не сразу узнал, парень после ранения еле ходил, не мог говорить. После этой встречи он у меня в мастерской жил полгода, потом определил его в дом инвалидов Тальменского района. И он выкарабкался, устроился на работу, — рассказывает Алексей Алексеевич.

Портрет на удачу

Видимо, именно человеколюбие, способность разглядеть глубины души в людях и делают его талантливым портретистом. В его мастерской множество изображений друзей, знакомых, натурщиков к тематическим полотнам. Центральное место занимает портрет его дочери, Настеньки. Юная красавица, спортсменка выросла в талантливую поэтессу, живет в Санкт-Петербурге.

— Всем, кого я пишу, везет, — уверяет живописец. – Однажды на каком-то фестивале в Колывани увидел блестящее танцевальное выступление девочки. Я уговорил педагогов, чтобы разрешили ей позировать мне. Сейчас Настёна – одна из ведущих танцовщиц академического театра танца. Таких примеров множество.

С любовью и восхищением он пишет портреты ставшего ему родным Барнаула. В городских пейзажах Дрилёва и старый город с небольшими одноэтажными домами и старинными купеческими усадьбами, и православные храмы, и современная архитектура. Все они непременно написаны с натуры в том сиюминутном настроении, в котором их застал художник. Так, работу «Алтайская епархия» Алексей Дрилёв писал в пятидесятиградусный мороз.

— При морозе воздух аж дребезжит, все расплывается, нет четких граней, — объясняет художник. – Эта красота стоит того, чтобы ее писать. Хотя бывало, что и ноги обмораживал. Иногда прохожие помогали закрыть этюдник, потому что не мог согнуть ладони. Нет, конечно, можно писать этюды из окон, подъездов. Но из таких вот удобных мест, как правило, неинтересные виды.

Дядя Лёня

За полвека творческой жизни художник остается верен академической школе живописи. Но с пониманием относится к экспериментальному творчеству, говорит, если за абстрактным стоит хорошая академическая школа, это видно.

— Если я вижу мастерство, то мне не важно, как мыслит художник, — откровенно говорит живописец. — Я дружу с Денисом Октябрём. Он зовет меня Дядей Лёней, часто навещает. Работает в стиле импрессионизма и постимпрес сионизма. Мне нравится, как Денис это делает. Он любит определенное состояние природы, особенно когда туман или свечения сильные. Умеет передать световые нюансы. Я тоже иногда включаю элементы импрессионизма, но у меня стиль реалиста. Люблю иней в городе, тогда все такое сказочное, мягкое. Есть у меня работа постимпрессионистского характера «Ночной Барнаул», барнаульцам не известная. Она хранится в музее Сан-Франциско (США). Я написал ее в дни отчаяния, когда от меня ушла жена, забрала дочь. Признаться, жить не хотелось. Бродил по ночным улицам, а в окнах свет, слышатся песни, разговоры за семейными столами. Так и родилась эта картина. Как-то в Барнаул приехали иностранцы, зашли ко мне в мастерскую. Сразу пристали к этой картине, пришлось продать. Жалею только, что ее фотографии не осталось.

В этот же сложный период жизни Алексей Дрилёв приобщился к системе закаливания Порфирия Иванова. Вот уже 20 лет моржевание не только закаляет его тело и дух, но и стало частью творчества художника. Картина «Моржи» считается одной из лучших в живописной биографии Дрилёва. А внимательный взгляд может найти на ней и автора.

Алексей Дрилёв родился в с. Первомайском Алтайского края. После окончания восьмого класса и до призыва в армию работал помощником киномеханика. Служил на Тихоокеанском флоте. После демобилизации учился в Казанском художественном училище, а затем в Ленинградском институте живописи, скульптуры и архитектуры им. И.Е. Репина у прославленных живописцев А. Королёва и Ю. Непринцева.