Голос Барнаула: чемпионат мира с комментаторской позиции

Август 10 11:21 2018

Во время чемпионата мира болельщики слышали голос барнаульца Михаила Меламеда на Первом канале – он комментировал 16 матчей.

Фото из архива Михаила Меламеда

 Как слово отзовется

— Михаил, ты готовился работать на чемпионате мира волонтером. Что должен был делать?

— Я не был уверен, что буду работать комментатором во время турнира, но пропустить это событие не мог. Прошел все стадии отбора волонтеров, на стадионе «Спартак» в Москве должен был как раз помогать комментаторам в работе с оборудованием, объяснять, как и чем пользоваться. На руках уже был рабочий график.

— На «Матч ТВ» ты комментируешь около полугода. В душе все-таки была надежда, что будешь работать на мундиале по профилю?

— «Матч ТВ» заранее предупредил, что комментаторский пул определен. И тем не менее надежда теплилась. Главный редактор спортивного вещания Первого канала Василий Конов выложил в соцсети фото с рабочей аккредитацией. Я в комментариях написал, что завидую белой завистью, очень хочу такую же. И через несколько дней он позвонил и сказал, что дает шанс ее получить. Огромное спасибо ему и руководителю дирекции спортивного вещания канала Ольге Черносвитовой за это. И «Матч ТВ» тоже спасибо за предшествующую работу, хорошую практику, наверняка на Первом при принятии решения ее учли.

— Подготовка к матчам чемпионата мира легче или тяжелее, чем к другим трансляциям? Известных игроков все-таки много.

— Как сказать, а если матч Южной Кореи или Саудовской Аравии? К обычным играм готовиться все-таки легче. Во-первых, на чемпионате мира нужно владеть информацией не только про сборную и игроков, но и про их клубы и чемпионаты, где они играют. Во-вторых, график намного жестче. Иногда готовился одновременно к двум матчам, при этом уже надо было думать о третьем. На старте чемпионата в один день откомментировал две игры, была лишь пара часов, чтобы переключить мозг от одной к другой.

— Из 16 матчей у тебя 12 трансляций на сайте Первого канала и четыре на телевидении. Есть разница, где идет показ игры?

— На сайте проще, там меньше напряжения, все-таки на ТВ несравнимо большая аудитория. На сайте можно работать веселее, раскованнее, что мне как человеку, любящему пошутить, что-то остро подметить, легче. Но телетрансляция дисциплинирует, заставляет следить за каждым словом, это серьезное испытание.

— Руководство инструктирует, что говорить, что нет, или это внутренняя цензура?

— В первую очередь должно быть внутреннее понимание, ведь трансляцию смотрят люди разного возраста, национальности, вероисповедания, ты можешь что-то без злого умысла сказать, а кого-то это заденет. Перед работой на сайте установок нет. Перед телеэфиром есть даже не указания, а напоминания, чтобы люди в этом вале матчей просто не заговорились. Зачем лезть в религию, политику, если мы смотрим футбол? Когда швейцарские футболисты с албанскими корнями отмечали забитый гол, жестами демонстрируя полет орла (символ независимости Албании, изображенный на флаге. – Прим. авт.), мы не стали на этом заострять внимание, просто говорили, что они празднуют гол.

Своя атмосфера

— На каком стадионе удобнее всего было работать?

— В целом условия похожие. В Нижнем Новгороде получилось забавно. Вообще, позиции обустроены одинаково – два монитора, посредине гарнитуры, все это можно двигать, чтобы улучшить обзор. Но в Нижнем они почему-то оказались намертво закреплены, и было не очень хорошо видно поле. Я подозвал работника стадиона, он шепотом говорит: «Если хотите, можете оторвать». Оказалось, что они приклеены на двусторонний скотч, если приложить усилия, сдвинуть можно. Пришлось так и сделать. А так – везде комфортно, везде своя аура. В Самаре домашняя атмосфера, в «Лужниках» помогает рев трибун, даже если скучная игра, они не дадут потерять темп трансляции. В Санкт-Петербурге сидишь, как на шоу. В Волгограде заряжаешься по дороге на стадион, проходя мимо Мамаева кургана. Жаль, не побывал в Саранске. Я там был еще при строительстве стадиона, когда делал сюжет для РФС. Ходил между экскаваторами и тракторами в каске, мимо постоянно что-то пролетало. Вместо поля еще была гравийная площадка, даже шутили, что она подходит нашим футболистам. Как оказалось, зря шутили, они умеют играть и на хороших полях.

— У всех на чемпионате мира были интересные встречи. Самая памятная для тебя?

— В Казани, где играла сборная Колумбии, с Александром Кузмаком ждали лифт. Ждали долго, минут 15. Саша отошел, а я увидел, что лифт приближается, подошел ближе, и тут из дверей вывалилась куча болельщиков, а прямо перед собой я увидел Карлоса Вальдерраму (легендарный колумбийский футболист. – Прим. авт.) Даже не сориентировался, что можно подойти, поздороваться, сфотографироваться, только рот раскрылся, когда смотрел на его знаменитую шевелюру. Вальдеррама тут же унесла толпа болельщиков, а за ней я увидел такой же раскрытый от удивления рот Кузмака.

— Ты еще играл в составе сборной Первого канала в журналистском мини-турнире на Красной площади. Как ощущения?

— Интересно оказаться там, куда не всем позволено попасть. Это не чувство славы, просто понимаешь, что тебе доверена серьезная задача, вокруг много зрителей.

— Что за девушки из «Арсенала» и «ПСЖ» против вас играли?

— В составе сборной мира, куда вошли репортеры из всех стран, были две бывшие профессиональные футболистки, игравшие в лондонском «Арсенале» и французском «ПСЖ». Не познакомился, но после матча, когда пожимали друг другу руки, у англичанки спросил, замужем ли она?

— Планы были на нее?

— Человек так играет в футбол – не то что на игру не пришлось бы отпрашиваться, она бы сама тебя погоняла (улыбается.). Она рассмеялась, сделала жест: «Увы».

Вы Меламед?

— Начинается новый сезон. Что тебя ждет?

— У меня контракт с «Матч ТВ», а дальше все зависит от меня. Уже точно знаю, что в пятницу (10 августа. – Прим. авт.) буду экспертом на программе «Все на «Матч!». Думаю, будет то же, что в конце прошлого сезона – игры иностранных чемпионатов, ФНЛ. Было бы здорово поработать на матчах российской премьер-лиги. В прошлом сезоне один матч повезло комментировать: на встрече «Уфы» и хабаровского «СКА» я страховал комментатора в студии, связь с Уфой оборвалась, и заключительные 20 минут матча трансляцию вел я. Всегда считал, что таких случаев один на миллион.

— Если предложат не футбол, а хоккей или бокс, согласишься?

— С радостью. Очень хотел бы поработать на биатлоне, но на «Матч ТВ» эта вакансия освободится нескоро (улыбается). Попробовал бы керлинг, само собой, хоккей. Да любой вид спорта, просто надо, чтобы владел матчастью, не хочется выглядеть в глазах зрителей дилетантом.

— В Барнауле тебя стали узнавать?

— Вообще, два раза думал, что вот она, популярность. Первый раз еще после конкурса комментаторов на Первом канале. Прилетел в Барнаул, сел в такси, водитель спрашивает: «Вы Сергей?». Говорю: «Нет». «Ну Меламед же, комментатор?» — «Да, только я Михаил». В общем, он где-то про конкурс слышал, где-то меня видел. Второй раз – на чемпионате мира идем с Виктором Гусевым, к нему подходят люди за автографами, среди них товарищ под градусом. Увидел мой бейдж, прочитал и говорит: «Ой, вы Михаил Меламед?». И после паузы: «Фотограф?». И моя радость за доли секунды улетучилась. В Барнауле перед матчем «Динамо» с «Иртышом» подбежал мальчишка за автографом, сказал, что голосовал за меня. Вообще, часто на улице люди не здороваются, а сразу говорят: «Мы за вас голосовали». Взгляды ловлю, вроде узнают, но чтоб знаменитостью себя чувствовать – такого нет.

В 2017 году Михаил Меламед уехал в Москву, участвовал в конкурсах комментаторов Первого канала и «Матч ТВ». В конце декабря 2017 года заключил контракт с «Матч ТВ».