Найден, жив: как работают алтайские поисковики

Август 04 12:27 2018

По статистике, каждые полчаса в России теряется один человек. С начала 2018 года на горячую линию алтайского поискового отряда «Лиза Алерт» поступило 174 заявки с просьбой начать поиски, 138 – найдены живыми, 22 – разыскиваются по сей день.

Фото из архива Андрея Мамаева

Команда

Добровольческий отряд «Лиза Алерт» был основан в 2010 году после истории, произошедшей в Подмосковье с пятилетней Лизой Фомкиной. Тогда на поиски девочки, заблудившейся в лесу, откликнулись сотни людей. Волонтеры нашли ее на десятые сутки, но было уже поздно. После этого случая в России возник отряд по поиску пропавших без вести людей, действующий без материального поощрения. В нашем регионе его филиал появился в 2012 году. Стать членом может любой желающий, независимо от пола, возраста и физических возможностей.

Вот уже два года алтайский отряд координирует Андрей Мамаев. В 2016 году знакомая обратилась к нему с просьбой заправить машину, на которой волонтерам нужно было добраться до места поиска пожилой женщины. С этого все и началось.

– Чужие люди поехали искать незнакомого человека за несколько сотен километров, захотелось и самому попробовать себя в этой деятельности, – вспоминает Андрей. – Окунувшись в эту атмосферу, понял, что могу делать что-то полезное для других, тем более есть знания и опыт, я учился в БЮИ, работал в правоохранительных органах. Правда, в отряде несколько другая система, здесь люди действуют по совести и без протокола. Мы не получаем зарплату и не принимаем финансовую помощь, но не отказываемся от фонарей, батареек, бумаги, ведь только за 2017 год было напечатано и расклеено около 5 тыс. листовок.

Работа в отряде – это не только вытаптывание километров по болотам и лесам, это скрупулезная работа на телефоне и за компьютером в штабе, дома, в офисе, где угодно. Горячая линия отряда, прием заявок, информационная подготовка выезда, распространение ориентировок по соцсетям, прозвон больниц – все это не требует срываться из дома в ночь или отпрашиваться с работы днем.

– В отряд пришла, чтобы помогать другим, так как мне тоже очень много в жизни помогали порой совершенно чужие люди, – отмечает Татьяна, инфоорг местного филиала «Лизы Алерт». – Да, бывает морально тяжело принимать заявки от родных потерявшегося человека, пропускать через себя их переживания, но понимание того, что качественный прозвон — это половина поиска, дает силы и терпение.

Лес не прощает ошибок

В августе горячая линия отряда накаляется – наступает грибная пора.

– По статистике нашего отряда, больше половины смертельных случаев происходит именно в природной среде, – говорит Андрей. – Причем их знакомые обычно утверждают: «Они знают этот лес как свои пять пальцев!». А лес не терпит самонадеянности, через пять минут громкого крика садится голос, сотовой связи нет, а возможность передвигаться у человека пропадает к четвертым суткам, и это начало гибели.

– К сожалению, заявление, о том, что грибник не вернулся домой, поступает через день, а то и два, обычно люди надеются, что он выйдет самостоятельно, – сетует Андрей. – За это время человек уходит на десятки километров в неизвестном направлении. Поэтому мы всегда говорим: чем раньше начнутся поиски, особенно в природной среде, тем эффективнее будет результат. Особо отмечу, что наша поисковая работа начинается только после официального заявления в полицию о пропаже человека.

Не менее опасными являются и водоемы.

– Поступает сигнал от мамы: пропали дети, одному четыре года, другой чуть старше, – продолжает Мамаев. – Проверяю информацию у участкового того района. Оказывается, они самостоятельно пошли купаться на речку. Почему-то мы думаем, что дети пропадают где-то там, далеко… На самом деле потерять ребенка очень просто, причем не только в лесу, но и на детской площадке.

Я и не терялся…

Порой поиск ведется годами, пока пропавший не найдется живым или… к сожалению, бывает и так. Один из самых сложных розысков был осенью прошлого года – искали мальчишку. Около 200 волонтеров ежедневно на машинах и пешком обходили городские окрестности, координировал их действия Андрей Мамаев. Десять дней и ночей длился поиск, парнишку тогда нашли в садовом домике. Умер от переохлаждения.

Чтобы таких ситуаций не возникало, отряд «Лиза Алерт» по мере возможности проводит профилактическую работу как с детьми, так и со взрослыми. Ведь лучше предупредить, чем бороться с последствиями.

– В каждом поиске важна любая деталь, – продолжает Андрей. – Зачастую родственники умалчивают важные подробности, боясь раскрыть факты, тем самым затягивая поиск, оставляя все меньше шансов выжить потеряшке. С нами следует общаться как с врачами, прямо называть симптомы. Нужна помощь и правоохранительных органов, ведь без них нельзя проверить, к примеру, камеры видеонаблюдения. Мы работаем с несколькими оперуполномоченными. Но этих связей мало.

И все же более 70% потерявшихся находятся. Порой самостоятельно.

– Женщина подает заявление о пропаже мужа, его нет уже три дня, перестал выходить на связь после того, как получил зарплату, – рассказывает волонтер. – Начинаем поиск, а через какое-то время он звонит сам. Оказывается, мужчина уехал отдыхать с другой женщиной. Бывает, просят найти бывшего мужа, который не платит алименты. Необычные истории случаются и с детьми. Однажды мы три дня искали подростка, который прятался в диване! Утром он вылезал и уходил из дома, слоняясь по городу, а вечером тихо забирался в свое тайное место. Обнаружить помогли друзья, они и сдали паренька.

Сергей Акишев в отряде давно, пришел на занятие по ориентированию в лесу. Не раз выходил на поиски, клеил листовки, радовался найденным и грустил по погибшим.

– Это часть моей жизни, и я рад, что близкие понимают меня, ведь у волонтеров нет отпуска, – говорит Сергей. – Хочу, чтобы и мои дети знали с малых лет: нужно помогать другим и не скупиться на добрые поступки.

Собираясь в лес, непременно оповестите об этом родных или знакомых, возьмите с собой запас воды и еды, компас, зарядите телефон, наденьте одежду ярких цветов.