В этом году Пикет принял около 15 тысяч гостей, пришедших поклониться Шукшину

Август 03 15:45 2018

Фигура Василия Макаровича была заметной еще при жизни. Однако всенародная любовь пришла к нему спустя десятилетия. И теперь на Алтай, где Шукшин искал и находил вдохновение, мечтают попасть люди со всей страны.

Фото Юлии Неволиной

День рождения писателя, 25 июля, вновь стал прекрасным поводом побывать на его родине, подняться на Пикет, посмотреть в дали, которыми так дорожил сростинец.

Удивляющие и удивленные

Художественно-публицистическая программа на горе Пикет – традиционная завершающая точка фестиваля «Шукшинские дни на Алтае». Из года в год в ряду других почитателей творчества Василия Шукшина сюда приезжают известные писатели и кинематографисты, именитые актеры и популярные исполнители, чтобы поговорить о наследии, которое оставил после себя писатель и кинематографист. Но прежде чем подняться к памятнику Шукшину, каждый из них прогуливается по улицам Сростков, бывает в местах, где рос Василий Макарович, знакомится с людьми, чьи образы ожили на страницах его книг. Как всегда полагалось на Руси, гостей встречали хлебом-солью. Жители Сростков об этой традиции не забыли и с румяным караваем на расшитом рушнике приветствовали министра культуры России Ольгу Ярилову и руководителя Алтайского края Виктора Томенко.

Желая удивить дорогих гостей, сростинцы устроили настоящее народное гулянье в духе русской старины – с обрядовыми играми, гаданиями и традиционными костюмами, украшенными вышитыми орнаментами, элементами росписи и ленточными узорами. Там и тут бродили девушки с длинными толстыми косами. Одни, пританцовывая, напевали про Порушку-Параню, другие с частушками и прибаутками одаривали сверстниц семечками, заговоренными на любовь, третьи приглашали в круг искать судьбу по поцелую…

Как призналась одна молодая пара, примерно так они и нашли друг друга, в буквальном смысле столкнувшись в одной из перебежек внутри хоровода.

— Это два года назад случилось. Меня друзья на круговую игру позвали, а Машка сестру на экскурсию в Сростки привезла. Там после какой-то песенки то ли убегать, то ли догонять надо было… Помню, что я только хотел с места рвануть, как в меня девушка со всего маху врубается, как я еще успел ее поймать, не понимаю, так бы на асфальт и припечаталась. Ну а там пошло-поехало. Теперь вот хотим в Барнаул перебираться да свадьбу играть. Спасибо Шукшину, если б не фестиваль его имени, иначе бы все было, – рассказал Евгений Савин.

Разный Шукшин

Хотя ярмарочными рядами уже никого не удивишь – ими богат любой фестиваль, в Сростках все по-особому. Здесь что ни лоток, то признание Шукшину в любви. Редко у кого здесь нет его портретов. Их кропотливо вышивают и вывязывают, выжигают и рисуют, выстругивают и вылепливают специально ко дню рождения писателя. Вроде бы у всех он одинаковый, но в то же время разный. Это понятно не только после внимательного изучения их работ, но и из разговоров. Кто-то представляет его суровым и ищущим, поэтому четче остальных прорисовывает морщинки на лбу, кто-то – остроумным и взбалмошным, оттого делает акцент на складках губ… Впрочем, он для каждого – и гостя, и местного жителя – свой и по-особому привлекательный.

— Я все люблю у Шукшина – и рассказы, и кино. Это же такой народный человек! Я без слез о нем даже говорить не могу, – призналась жительница Верх-Катунского Галина Фоминична и ненадолго замолчала, усмиряя эмоции. – Судьбы-то у его людей какие. Ну все же это житейское, любого героя возьми. Я уже старая стала, кое-чего не помню, так перечитываю – у меня дома много его книг есть. Он мне очень понятен. Не знаю, будет ли он таким для современной молодежи, ведь они не жили тем временем, у них другие ценности, но мои дети читали, а теперь, вижу, читают внуки двоюродной сестры. Значит, что-то черпают.

Александр Проскурин из Павловска Шукшина тоже считает близким. Более того, в его строчках он находит подтверждение собственным мыслям.

— Так получилось, что до четвертого класса я жил в киргизской деревушке, – поясняет Александр Иванович. – Времена были тяжелые, и те крупицы радости, которые были у меня, были такими же, как у Шукшина. К тому же нахожу, что то, о чем думаю я, в своих рассказах отмечает и он. Это поистине потрясает. Раз мы так сходимся, сегодня снова пойду на Пикет, подержусь за пальчик на счастье.

Вдохновение видами

Минуя наполненные людьми, бурлящие жизнью и красками Сростки, направляешься на Пикет и отчего-то слегка волнуешься. Хотя этому месту никто статус святого не присваивал, многие именно так к нему и относятся – с трепетом и почтением. Часть людей считает, что здесь нужно бывать один на один с Шукшиным и его просторами, которые неровным разноцветьем домов и пригорков разбегаются перед глазами.

— Я мечтаю побывать здесь именно так. Только я и Василий Макарович. Он мой верный друг и помощник. Когда мне плохо или я на распутье, иду к нему за советом – читаю рассказы. Точнее, раньше шла, сейчас я уже не юна, опыта хватает, чтобы хоть как-то понимать этот мир. Когда-то мне очень помог его рассказ «Верую!». Для меня, тогда еще довольно молодой, это был настоящий переворот сознания. В какой-то степени я благодаря ему стала той, какая есть сейчас. Фестиваль, без сомнения, уместен. Он влюбляет в Шукшина, в эти места. Программа здесь продумана именно так, чтобы незнающие узнали сильные стороны этой незауряднейшей личности, а знающие вспомнили, какого человека вырастила эта земля. Вы только посмотрите, какая красота, так и тянет пофилософствовать, – с тихим восторгом сказала жительница Каменского района Ирина Кондакова, обводя взглядом панораму.

Действительно, в этот день виды с горы открывались невероятные. Они не были залиты невыносимо ярким светом и не полоскались дождем (традиционно закрытие Шукшинских дней сопровождает одна из двух этих крайностей). Солнце, пропуская свои лучи сквозь сито серых облаков, избирательно освещало то одну сторону Сросток, то другую, будто намекало зрителям на что-то. Когда со сцены цитировали Василия Макаровича или рассказывали об интересных фактах его биографии, природный софит медленно блуждал по селу, как будто показывая: об этом он думал здесь, эти слова родились там…

Признание в любви

2018 год запомнится организаторам и участникам фестиваля невероятным количеством гостей – на Пикете яблоку негде было упасть. Хотя люди привыкли устраиваться с комфортом, заранее выискивая места поровнее, расстилая покрывала и рассаживаясь на них огромными семействами, в этот раз номер не прошел. Даже дальние ряды были вынуждены подниматься на ноги, чтобы рассмотреть столичных гостей, начинающих кинематографистов и местных звезд.

— Я была на Шукшинских не раз, но такое количество людей на Пикете мне еще видеть не доводилось, – удивленно разводит руками Антонина Стерлигова из Первомайского района. – Раньше расположишься подальше да повыше, и никто тебе не мешает. А тут стоишь торчком, чтоб хоть немного увидеть сцену. Но если все неудобства отбросить, я очень рада такому ажиотажу. Раз люди едут сюда, значит, любят они его, моего земляка, значит, магнитит он их. И вот так, посещая родину Шукшина, признаются ему в своих чувствах.

К слову, о своем трепетном отношении к сростинцу и алтайской земле признавались практически все, кто выходил на сцену. В том числе и певица Пелагея, концерт которой стал завершающим аккордом длинной Шукшинской недели.

— Когда въезжаешь в Алтайский край, понимаешь – воздух пахнет. И вот этот запах – ни с чем не сравнимое удовольствие, настоящий источник силы. Как же я люблю эту землю. Берегите ее, пожалуйста, наслаждайтесь ею и всегда помните, какое сокровище рядом с вами, – напутствовала публику она.

В исполнении Пелагеи со сцены прозвучали песни, каждой строчкой знакомые с детства, – «Вишня белоснежная», «Казак», «Валенки», «Ой, то не вечер»… Сложно представить, что может наиболее уместно и гармонично вписаться в фестиваль, названный именем до мозга костей народного писателя, и, подобно его произведениям, так глубоко пробраться в душу.

Одним из значимых событий заключительного из Шукшинских дней стал ценнейший подарок в виде рукописи сценария «Печки-лавочки», которую председатель жюри ХХ Шукшинского кинофестиваля Валерий Фомин передал во Всероссийский мемориальный музей-заповедник имени Василия Макаровича.

— Долго не решался, куда ее отдать – в ГМИЛИКА или все-таки в музей в Сростках. Но раз «Печки-лавочки» – сказание о сростинской земле, пусть сценарий тут и хранится, в месте, где родился его автор, – отметил Валерий Иванович.

Так совпало, что следующий год, когда Василий Шукшин мог бы отпраздновать 90-летие, объявлен Президентом РФ Годом театра. По мнению Виктора Томенко, отличным подарком к юбилею Василия Макаровича стал бы фестиваль спектаклей, поставленных по его произведениям.