В рамках гастрольного тура по Сибири в Барнауле побывал финалист «Новой фабрики звезд» Mastank

Июль 27 13:52 2018

В минувшие выходные на фестивале красок в Барнауле выступил серебряный призер «Новой фабрики звезд» Mastank. С ним на одну сцену вышли рэп-исполнитель Iindii и группа Nebezao.

 

Во время концерта Mastank (справа) то и дело спускался со сцены, общался и фотографировался с фанатами.
Фото Светланы Ермошиной

Mastank, он же Никита Кузнецов, как и Iindii (Тамерлан Кумаритов), признает, что они еще не популярны. Однако на часовой концерт в завершение фестиваля красок осталось около 300 человек, и зрители подпевали артистам. Ребята исполнили не только те треки, которые уже штурмуют хит-парады, но и новую композицию – «Все, что нужно ей».

Свои люди

— Никита, тот тур, в который вы сейчас поехали, полностью состоит из фестивалей красок?

— Практически весь тур. Еще мы поедем на фестиваль «Жара» в Баку и на VK fest в Санкт-Петербурге. Фестивали – это очень круто, потому что мы заезжаем в такие города, куда сами никогда бы не поехали. А благодаря фестивалю красок мы вчера посетили Бийск и были очень впечатлены общением с публикой. Естественно, все приходит постепенно, поэтому мы надеемся, что через год будем приезжать со своими сольными концертами.

— Бийск, Рубцовск… Не обидно по маленьким городам ездить?

— А что обидного? Наоборот, в эти города редко приезжают артисты, поэтому там приятнее выступать. Для них такие тусовки – это событие, там искренние зрители, с которыми очень приятно общаться. Я готов выступать везде, где есть мои люди.

«Твои люди» — это кто? Есть какой-то средний типаж?

— Моя аудитория – от 12 лет до 45, в основном девочки от 16 до 24. А заниматься они могут чем угодно: человек может быть альпинистом и слушать рок, но знать о моем существовании и принимать мою музыку.

Твой клип «Омут» был снят в Новосибирске, почему именно там?

— Во-первых, потому, что мне нравится этот город. Я в детстве мечтал переехать жить в Новосибирск из своего города Нерюнгри. А во-вторых, потому, что там живет нерюнгринец, который помог с созданием клипа. Клип мы снимали за свои деньги, и в Новосибирске добрые люди пошли навстречу – нам помогли просто за то, что мы их укажем в титрах. Мы начали договариваться о клипе примерно в феврале, когда были на нулях. А уже в апреле месяце нами занялся StartUp Music – лейбл, который теперь мы представляем как артисты, и сейчас, конечно, все проще.

— Какие дальше планы?

— Съемка второго клипа, в конце года мини-альбом, и до мини-альбома выпуск некоторых синглов. Ближайший клип – на песню «Рай». Она есть в Сети, но в плохом качестве, так как была записана, когда мне было 17 лет. А сейчас мы ее перезаписали, сделали более динамичную аранжировку.

Работа над ошибками

— Не могу не спросить – какие впечатления от Барнаула?

Тамерлан: – Просторный город. Здесь очень много мест творческих, наполненных местным колоритом, где можно обогатить себя.

Никита: – Здесь очень-очень чистый воздух! В Москве тяжело дышать, одышка постоянно. А здесь вдыхаешь полной грудью – и головная боль проходит.

— Хочется здесь клип снять?

Н.: – Я бы здесь снял клип! Пейзаж города очень крутой. Например, вот этот район, который видно из окна, подошел бы под текст о трудном детстве: монотонная застройка, пятиэтажки, десятиэтажки. И люди здесь простые, настоящие.

Т.: – Мы не хотим сказать, что Москва плохой город, это город возможностей, но он либо дает, либо забирает все. И я, и Никита много раз были на грани того, чтобы все оставить и уехать в Нерюнгри.

Н.: – Что нам помогает в Москве выжить – это держаться вместе.

— Как давно вы знакомы и творите в команде?

Н.: – Почти с детства. Мы выросли на одном районе.

— Сейчас вы выступаете только вместе?

Т.: – На данный момент я являюсь бэк-вокалистом Никиты.

Н.: – Мы круглосуточно находимся рядом, это тяжело психологически. В плане общения проводим каждый день работу над ошибками.

— А в плане творчества какая работа над ошибками идет?

Н.: – Это тоже сложно, если честно. Ты выступаешь, тебе все нравится, а потом смотришь видео и подмечаешь, что сделал не так. — Свои записи с «Фабрики звезд» точно так же пересматривал?

Н.: – Эти записи я пересматривал, наверное, тысячу раз. А в данный момент я их смотрю и понимаю, что ошибки, которые допускал там, были плюсами. Я их убрал у себя, и что-то пошло не так. Например, взгляд вниз. Говорят, мол, на сцене смотри вдаль. Но когда ты смотришь вдаль, то не видишь людей. А смотришь вниз – и набираешься их энергии, и если песня лиричная, то люди понимают, что она для тебя значит. Вчера, когда исполнял песню «Омут», я прослезился. У меня текли слезы. И у детишек тоже.

— Детишек?

Н.: – Я так называю своих фанатов. Даже если им 18 лет или 45, не важно, относишься к ним, как к детям: если они пошли за тобой – надо им подавать пример, оставаться с ними на одной волне и любить их, как своих собственных детей.

— Не боишься зазвездиться?

Н.: – А я уже ловил звездную болезнь. Перед тем как попал на проект, сказал друзьям: «Если начну звездить, набейте мне лицо». В итоге их ошибка была в том, что они не набили мне лицо. Очень сложно донести человеку, что он зазвездился. Я это отрицал, а потом, после некоторого времени одиночества, лежал дома и думал – я же зазвездился, мне же говорили об этом, почему я не слышал? Мне пришло осознание, я пошел извиняться.

Т.: – Мы простили, конечно.

Mastank: «Рэп стебут из-за таких исполнителей, как Face, Flesh. Слушают их в основном дети, и нам стыдно за то, что они растут на этом. Я пытаюсь донести в своих песнях другое – идти к цели, не бояться мечтать, не быть зависимым».

Фоторепортаж с концерта.