25 июля сотрудники органов следствия отметили профессиональный праздник

Июль 26 17:35 2018

Максим Селезнёв работает в Следственном комитете с 2015 года, пришел на службу сразу по окончании юрфака АлтГУ. Он уверен, что следственная работа – очень увлекательное занятие, которое никогда не даст заскучать. Ведь каждое новое уголовное дело — это неожиданный сюжетный поворот, интеллектуальное противостояние с преступником.

Максим Селезнёв: «Наша служба требует большой аналитической работы, знания психологии и многого другого».
Фото Стаса Сидоркина

Мумия в запертой квартире

На прошлой неделе Барнаул попал во все федеральные новостные ленты: в квартире многоэтажки Центрального района обнаружили мумифицированное тело женщины, пролежавшее там много лет. Следователю следственного отдела по Центральному району города Барнаула СУ СК РФ по Алтайскому краю Максиму Селезнёву, возглавляющему группу, не привыкать к таким картинам. Ведь он или его коллеги всегда лично выезжают на место, когда в районе обнаруживают тело погибшего человека. И все же каждый раз столкновение с загадкой наподобие этой вызывает здоровое любопытство исследователя, которое и привело его когда-то на работу в Следственный комитет.

Универсалы

— После третьего курса я попал на практику в отдел по Центральному району и окончательно определился, что хочу быть следователем Следственного комитета. Меня подкупило то, что наша служба требует большой аналитической работы, знания психологии. Это постоянное общение с людьми, причем с непростыми, начиная от самых низов, маргиналов и заканчивая сотрудниками полиции, депутатами, судьями, прокурорами.

Строители-убийцы

Порой расследование даже очевидного на первый взгляд преступления превращается в упорное интеллектуальное состязание с изворотливым преступником, который хорошо знает законодательство и сделает все возможное, чтобы не попасть за решетку.

— Когда я работал в Белокурихинском межрайонном следственном отделе, у меня было в производстве уголовное дело об убийстве, совершенном группой лиц с особой жестокостью. Работала на одной из высоток города строительная бригада. Двое строителей вели разгульный образ жизни, тратили деньги на спиртное, наркотики, девушек легкого поведения. А третий копил на учебу, хотел уехать в Москву. Когда деньги у пьющих приятелей закончились, они решили ограбить напарника.

Напали на него, когда он выходил из дома, ранили ножом, привязали к стулу скотчем и целые сутки выбивали из него ПИН-код от банковской карты, но так и не смогли его узнать. А когда пленник почти истек кровью, его убили несколькими ударами ножа в грудь. После этого сообщники упаковали тело в туристическую палатку, перемотали скотчем и собирались уже вывезти куда-нибудь. Но в тот день в квартиру пришли с профилактическим обходом участковые и обнаружили лежащий на полу труп.

На протяжении восьми месяцев Максим Селезнёв расследовал это дело. Казалось бы, есть тело, есть подозреваемые, которых застали с поличным. Дело раскрыто. Но злоумышленники оказались людьми бывалыми, неоднократно судимыми. Они постоянно выдвигали разные версии, пытались запутать следствие. Один заявил, что в убийстве не участвовал, а второй взял всю вину на себя.

— Было очень интересно проводить анализ, выяснять, где люди находились в тот или иной момент дня. По записям с камер видеонаблюдения мы проследили их перемещения, как они ходили в магазин, покупали скотч, – рассказывает следователь. – Благодаря этому удалось выяснить, что второй человек тоже участвовал в преступлении. Дело в итоге было расследовано и направлено в суд, преступники получили по 17 лет лишения свободы.

Охота в Сети

Новые времена несут с собой новые преступные веяния. И чтобы не проиграть состязание с преступниками, следователю нужно всегда держать себя в тонусе, изучать современные технологии. Например, в последнее время получили распространение дела о развратных действиях в отношении детей посредством Интернета.

— Чем интересны дела в отношении интернет-педофилов? Там периодически приходится анализировать очень длинные цепочки данных. Такие люди во время интимной переписки с малолетними часто используют анонимайзеры, поэтому их IP-адрес высвечивается где-нибудь в Нидерландах или в Англии. Но все равно находишь брешь в их обороне. Интересно идти по следу, находить зацепки, которые в совокупности приводят к человеку, совершившему преступление.

Например, сейчас в следственном изоляторе Барнаула находится сорокалетний мужчина, который вел интимную переписку с одиннадцатилетней девочкой, выдавая себя за 16-летнего парня. Под маской симпатии к ней он просил скинуть фотографии в обнаженном виде, попозировать на камеру. Так продолжалось на протяжении трех месяцев, пока его жена находилась в отпуске. А потом переписку заметила мама девочки и обратилась в правоохранительные органы. Мы выезжали за три тысячи километров в другой регион, привезли подозреваемого в Барнаул.

Максим Селезнёв: «Заканчивая сложное дело, которое расследовал длительный период, затратив много времени, всегда ощущаешь прилив энергии, удовлетворение от проделанной работы. Когда человек совершил преступление, которое нанесло ущерб личности, и он понес наказание за свои деяния, то я понимаю, что свой долг выполнил».