Барнаульская детская киностудия получила президентский грант на съемки фильма

Июль 20 14:24 2018

Барнаульская детская киностудия получила президентский грант на съемки фильма по произведению писательницы Елены Ожич «Мой папа – мальчик».

За год в съемках киностудии «ШКиТ» участвует около 70 юных барнаульцев.
Фото из архива Евгения и Аллы Резниковых

Резидент Алтайского центра бизнес-инкубирования Евгений Резников вместе с супругой развивает в Барнауле индустрию детского кино. По итогам 2017 года он признан лучшим предпринимателем города в номинации «Молодежное предпринимательство».

Мальчишки и девчонки

Евгений, вы ведь работали автомехаником, почему так кардинально сменили деятельность?

— Я вообще много где себя пробовал. Мы с супругой и производством пластиковых окон занимались, но этот бизнес, что называется, не цеплял. Не хватало ярких впечатлений. Однажды жене пришла идея открыть детскую киностудию. Решили – почему бы нет, продали оборудование и пошли учиться режиссуре аудиовизуальных технологий в институт культуры. Практику прошли на ГТРК «Алтай», у режиссера Василия Романова. Я и сейчас постоянно продолжаю обучаться. Сидеть на парах для этого, на мой взгляд, необязательно. В Интернете есть очень много интересных онлайн-лекций и книг.

Проект задумывали как аналог «Ералаша»?

— Да, но решили пойти дальше. Сейчас цель – прийти к созданию полноценной киностудии и зарабатывать именно на прокате. Кстати, в настоящее время наши сериалы идут по будням по РЕН ТВ.

— Этот замысел не казался вам наивным? Как удалось сделать его рентабельным?

— Мы изначально отнеслись к проекту серьезно, именно как к бизнесу, хотя он далеко не сразу начал приносить прибыль. Съемочный бюджет и наш заработок складываются из оплаты занятий, и вся сложность состояла в том, чтобы заинтересовать этим детей и их родителей. Есть мнение, что сегодня съемки – это плевое дело. Но технология создания фильмов состоит из множества этапов. Во-первых, нужно проработать идею, затем на ее основании написать сценарий. Во-вторых, подобрать локации, договориться со всеми на определенное время. Затем следует сам съемочный процесс, на пятиминутный ролик обычно уходит два дня. Но дело в том, что дети не работают на съемках более трех часов, потому что устают и начинают баловаться. Далее монтаж, а после мы приступаем к озвучке, потому что писать звук с ребятишками на месте невозможно. Всегда будут посторонние шумы, крики.

Значит, теперь ярких впечатлений хватает?

— Каждый день яркий, потому что дети непредсказуемы. Едешь на съемки и не знаешь, чего ожидать. Работа с детьми имеет свои нюансы. Например, чтобы актер оказался в фокусе камеры после движения, в определенном месте ставится отметка. Но ребенок обязательно будет идти и смотреть на отметку. Поэтому приходится прибегать к различным хитростям.

Социальная сторона вашего проекта – развивать в детях уверенность в себе. Каким образом?

— Через творчество. Когда к нам приходит ребенок, мы всегда проводим эксперимент – просим прочесть на камеру стихотворение. Большинству это дается с трудом – голоса дрожат, глаза опускают. А по истечении года он рассказывает тот же стих, но уже совершенно иначе, как настоящий актер.

«Мой папа – мальчик»

— О чем будет фильм, на который выделен президентский грант?

— По сюжету отец, играя со своим сыном, чудесным образом превращается в его ровесника, после чего начинает искать способы вернуться обратно. При этом сын хотел бы, чтобы папа оставался мальчишкой – его другом. Но отец против этого, потому что в его детстве скрывается некая психологическая травма. Речь пойдет о том, что далеко не все хотят вернуться в детство. Что касается грантовых средств, они пойдут на новую аппаратуру: камеру и квадрокоптер, что позволит провести съемки на более высоком техническом уровне, более динамично.

Роли исполнят барнаульские ребята?

— Конечно. Сейчас отбираем мальчишек 9-11 лет. Кастинг уже прошло более 15 ребят. При этом мы не требуем актерского исполнения и не собираемся ломать человека. Главное – естественность.

— ШКиТ означает «школа кино и театра». Как театр присутствует в вашей работе?

— Изначально мы занимались в том числе и театрализованными постановками – участвовали в конкурсах, но постепенно отошли от этой составляющей. Теперь ШКиТ скорее «школа кино и телевидения».

Почему отошли?

— Совершенно другая специфика работы. На сцене большинство ребят начинает сильно преувеличивать, переигрывать. И совершённые ошибки здесь не переснять.

— Бизнес-инкубатор помогает вам чем-то, кроме недорогой аренды офиса?

— Здесь сосредоточено пять центров. Мы стараемся сотрудничать со всеми. Постоянно посещаем тренинги по предпринимательству, эксперты помогают правильно оформлять юридические договоры, вести бухгалтерию. Все это позволяет молодым предпринимателям стартовать, делая гораздо меньше ошибок.

ШКиТ была создана Евгением и Аллой Резниковыми после победы в краевом конкурсе молодежных грантов Губернатора на реализацию социальных проектов в 2015 году. На сегодня студией снято несколько среднеметражных фильмов, пять телесериалов и около 200 социальных и развлекательных роликов. Увидеть их можно на канале Admire Kids Cinema в видеохостинге YouTube.