Искусствовед Наталья Царёва отметила юбилей

Июль 16 16:14 2018

Наталья Царёва – один из самых известных и авторитетных искусствоведов на Алтае.

Наталья Царёва: «Главная черта искусствоведа – объективность».
Фото из личного архива Натальи Царёвой

С экранов телевизоров она комментирует открытие той или иной выставки, рассуждает о современном искусстве, рассказывает о новых поступлениях в музейные фонды. Она является автором множества искусствоведческих работ, благодаря ее связям постоянно пополняется коллекция современного искусства Государственного художественного музея Алтайского края.

На острие процесса

Наталья Степановна, как становятся искусствоведами?

— Мои родители, будучи инженерами, воспитывали нас с сестрой в любви к искусству. В нашем доме было множество альбомов с репродукциями, а также вырезок из журналов, на страницах которых рассказывалось о художниках, о знаменитых полотнах (помню, мы выписывали одно из таких изданий – журнал «Семья и школа», где существовала глянцевая вкладка с репродукцией какой-нибудь известной картины и рассказом о ней). Довольно часто всей семьей мы посещали и барнаульские музеи, некоторые выставки помню до сих пор. В итоге к окончанию школы я четко понимала, что хочу заниматься искусством и поступила в Свердловский университет на заочное отделение искусствоведческого факультета. Но для того, чтобы учиться заочно, требовалось где-то работать. И я 17-летней девочкой пришла в наш Художественный музей. На тот момент вакантных мест там не было. И меня взяли волонтером, то есть поручили на добровольных началах заниматься всем подряд. Примерно год я работала бесплатно, а потом мне стали давать возможность замещать отсутствующих сотрудников.

А когда вы поняли, что хотите заниматься современным искусством?

— Со сферой интересов я определилась еще в вузе. Очень уж хотелось быть на острие художественного процесса, наблюдать за тем, что происходит здесь и сейчас.

Насколько известно, тогда, в 1980-е годы, даже талантливым авторам было непросто войти в состав Союза художников. Вы их тоже поддерживали?

— Сотрудники музея всегда старались быть объективными, быть выше всяких классификаций. Ведь наша главная задача – скомплектовать срез искусства как признанный, так и неофициальный. Поэтому сегодня мы можем похвастаться наличием в нашей коллекции работ Владимира Квасова (когда-то вместе с Василием Рублёвым он организовал творческую студию), Александра Нижегородцева – они в свое время не принадлежали к числу официальных художников.

Как сегодня выглядит наш Художественный музей на фоне других подобных учреждений Сибири?

— Разумеется, более богатой историей могут похвастаться Омский музей изобразительных искусств имени Врубеля, Иркутский областной художественный музей, коллекции которых формировались в конце XIX – начале XX века. Наш музей был основан примерно в одно время с музеями Новосибирска, Новокузнецка и других городов нашей страны. Тогда государство занималось комплектованием фондов в регионах и направляло туда коллекции Третьяковки, Эрмитажа, Русского музея…

Однако это могло стать лишь базой, отправной точкой для формирования фондов. Основную их часть все же пополняли сотрудники музея, разъезжая по командировкам, заводя знакомство с художниками, коллекционерами, мастерами по всей стране.

Есть чем удивлять

Интересуются ли нашими фондами музеи других городов?

— Да, обменные процессы между музеями – дело привычное. Так, недавно мы отправляли хранящиеся в наших фондах работы Айвазовского (а это авторское повторение знаменитого полотна «Девятый вал» и «Феодосия в лунную ночь. Вид с балкона дома Айвазовского на море и город») на выставку во Владивосток, к себе же, бывало, «приглашали» работы учителей Григория Гуркина из Третьяковской галереи и Русского музея, а также полотна Шишкина, Поленова, Левитана из Третьяковки.

В Барнауле существует немало площадок, где представлены разные виды художественного искусства. Помимо государственных музеев, это галереи «Республика ИЗО», «Турина гора», «Открытое небо», Universum… На ваш взгляд, достаточно ли этого, чтобы представить все разнообразие стилей, направлений, подходов?

— Сегодня Барнаул участвует в различных масштабных проектах – к нам привозят полотна из известных музеев, настоящим событием стала для нашего города выставка Владимира Дайбова, организованная музеем современного искусства «Эрарта». Важным делом занимается «Республика ИЗО», предоставляя возможность молодым художникам проявлять себя, выставляться.

Да, надо признать, сегодня многие талантливые ребята уезжают из Барнаула в столицы. Но есть и те, кто остается. Это и Николай Зайков – очень талантливый и довольно успешный художник, его выставки проходят по всему миру, галерея с его работами действует в Санкт-Петербурге. Это и замечательный художник Иван Быков, и Юрий Гребенщиков – некогда выпускники нашего Института архитектуры и дизайна. Остались у нас и представители некогда гремевшего художественного объединения «Черный пахарь», состоящего из выпускников Красноярского института искусств. Один из его представителей – Дмитрий Петренко – ныне возглавляет Алтайское отделение Союза художников России. Надеемся, что скоро и наш музей заработает в полную мощь.

Наталья Царёва: «Помню, как-то меня, еще молодого сотрудника, отправили на курсы повышения квалификации в Русский музей. И я решила попробовать параллельно заняться комплектованием музейной коллекции по примеру моих старших коллег. В итоге меня свела судьба с интереснейшим человеком, ленинградским архитектором Григорием Гринбергом – его брат Владимир Гринберг был художником, который погиб в годы блокады. Сейчас в нашем музее есть работы этого прекрасного художника, представляющие искусство 1930-х годов».