На этой неделе завершается первый отечественный чемпионат мира по футболу. Чем он запомнился и что о нем говорят?

Июль 13 16:32 2018

Месяц, а если приплюсовать сюда ожидания и послевкусие, то еще больше, страна жила футболом. Отличать Месси от Роналду и Черышева от Головина начали даже абсолютно не интересующиеся спортом люди. Каким он был изнутри, наш первый российский мундиаль?

Бразильская самба на Невском проспекте.
Фото Ярослава Махначёва

В поисках билетов

Официально билеты на матчи можно было купить только через сайт ФИФА (перекупы с их астрономическими ценами даже не обсуждаем). Продажа велась в несколько этапов. Первый был еще осенью, когда болельщики могли оставлять заявки и билеты распределялись случайным жребием. Тут уж действительно кому как повезло: одному моему коллеге одобрили все шесть заявок, причем все в разных городах. Другой не получил по распределению ни одного билета.

Я все эти стадии пропустил, в итоге мне пришлось выискивать билеты уже на последнем этапе продаж. Суть проста: время от времени ФИФА делала билетные вбросы на сайт, в порядке живой очереди их покупали. Проблема в том, что желающих много, а билетов мало, да и предугадать очередной вброс было практически невозможно, в основном действо происходило ночами. Признаться, под конец мне это все уже прилично надоело и я практически смирился, что буду смотреть футбол в фан-зоне, как вдруг в одно из бдений неожиданно удалось выцепить билеты на две игры в Санкт-Петербурге, куда я и собирался: Иран – Марокко и Россия – Египет.

На матчи группового этапа (стартовую игру в расчет не берем, там ценник был другой) было четыре ценовые группы билетов. Минимальная – 1280 рублей (доступна только россиянам), максимальная – 12 600 рублей. За пару недель до старта чемпионата мира появилась новая категория – на так называемые места с ограниченным доступом, всего-то за 640 рублей. Именно такой билет я и взял на матч Иран – Марокко. В итоге сидел за воротами на верхнем ярусе трибун, откуда не очень хорошо просматривалась ближняя ко мне лицевая линия поля. Чуть привстанешь – все видно прекрасно. За 640 рублей на матч чемпионата мира – идеальный вариант, на мой взгляд.

Марокканцы и Газманов

Праздник футбола создают не игроки, а болельщики. Именно поэтому большинство фанатов хочет попасть на матчи группового этапа, а не на плей-офф. В играх на вылет, спору нет, и уровень матчей повыше, и борьба напряженнее. Но при этом уже нет того болельщицкого всеобщего счастья. Так уж получилось, что в основном создают его поклонники не самых сильных команд – африканцы, южноамериканцы, те же исландцы.

В Санкт-Петербурге активные любители футбола стали появляться за пару дней до старта турнира. Первыми я заметил марокканцев – группа парней лихо плясала под Олега Газманова на Дворцовой площади во время концерта в честь Дня России.

Волею календаря на групповом этапе в Питере не играла ни одна европейская команда, кроме России. Поэтому и среди торсиды преобладали лица арабской и южноамериканской национальностей. Под конец моего отпуска в большом количестве появились аргентинцы и бразильцы. А еще было несметное количество мексиканцев. Что они такими толпами делали в городе на Неве, когда их сборная играла в других городах, я так и не понял. Самое интересное, что такая же картина, как говорили мне друзья, была и в других городах – везде сотни людей в сомбреро.

Нет, другие болельщики тоже мелькали. В фан-зоне, например, ажиотаж вызвало появление двух немцев в блестящих пиджаках. Еще боковым зрением засек панамца – жаль, одинокий болельщик экзотической сборной быстро затерялся в толпе. Появился и американский фанат – тоже удивительное явление, учитывая, что сборная США на этот мундиаль не попала.

Местом сбора всех болельщиков в каждом городе стали фан-зоны. Здесь, помимо трансляций игр, была обширная концертная программа. В Санкт-Петербурге ее открывала Диана Арбенина и группа «Ночные снайперы». В ряде городов, в том же Нижнем Новгороде, каждый день выступал кто-то из известных артистов и музыкантов: «Иванушки Int», «Уматурман» и так далее. В Питере, увы, большие имена одной Арбениной и ограничились: в основном на сцену выходили малоизвестные местные и зарубежные группы (а нет, обманываю, однажды вышли Billy’s Band). «Ночные снайперы» зажгли мощно, особенно забавно было видеть, как танцуют под «снайперский» рок-н-ролл марокканцы и иранцы. Арбенина даже попросила перевести для них песню «Ты дарила мне розы».

Жалко всех

В разгар группового этапа поймал себя на мысли – жалко абсолютно все команды. Раньше, когда следил за турниром по телевизору, определял две-три команды, которым симпатизировал, судьба остальных была как-то без разницы. Тут же – все в любимчиках. И опять благодаря фанатам. Ну как можно было не симпатизировать марокканцам, когда у них такие яркие болельщики? Поют, что-то скандируют, со всеми фотографируются.

Главной задачей было не спутать их с иранцами. У обеих команд – одинаковые цвета флагов, поклонники внешне похожи. Хотя, думаю, если б спутал, трагедии бы не было. Иранцы и марокканцы даже ходили вместе, никаких конфликтов.

До игры в Питере солировали фанаты африканской сборной. А как они пели в метро! Честно, такое слаженное исполнение не в каждом хоре встретишь. Ну а после игры (иранцы победили со счетом 1:0, забив гол в добавленное время) настал черед иранцев. Они тоже петь и скакать умеют. После игры в метро голосили уже они. Откровенно говоря, рассчитывал в подземке увидеть возмущенные или как минимум недовольные взгляды петербуржцев – но нет, аборигены улыбались, снимали на видео происходящее. «Когда еще в Питере столько иранцев будет!», – восхитился пожилой мужчина рядом со мной на эскалаторе.

На этом фоне немного разочаровали российские болельщики. Увы, в нашем арсенале, кроме скандирования «Россия! Россия!», не было почти ничего. Да, «Калинку» пели, но на стадионе и под музыку. А чтоб так встать где-то кругом и завести что-нибудь берущее за душу – нет. В этом плане могу сказать однозначно: игра наших футболистов была более разнообразной, чем способы фанатского боления. Есть над чем работать.

Стаканы на стол

Кого как, а меня российские стадионы на чемпионате мира удивили свободной продажей пива. На матчах чемпионата России пенный напиток давно под запретом. Но тут-то проводит турнир не РФС, а ФИФА – пей не хочу!

Со своими напитками на стадион проходить было нельзя, разрешалось только там покупать. Наливали что пиво, что кока-колу в большие пластиковые стаканы с кубком мира и даже с указанием матча, на котором все это происходило. Некоторые из посудин даже имели подсветку. Утоление жажды стоило недешево, банка пива – 350 рублей (в одном из гипермаркетов Барнаула сейчас точно такая же по акции по 48). Однако очереди за ними выстраивались приличные, и, судя по всему, все мечтали не столько пива выпить, сколько стакан заполучить. Некоторые выходили со стадиона с приличными стаканными пирамидами.

И – опять же отметка не в нашу пользу – не все российские болельщики сумели верно определить свою норму. После матча с Египтом откровенно нетрезвых россиян было многовато – больше, чем египтян, да и чем иранцев с марокканцами на предыдущем матче.

Следят за всеми

Моей родне чемпионат мира заранее казался не праздником, а почти войной: если не убьют, то точно ограбят. Но все было мирно. Охрана, полиция пристально за всем следили. Причем, на удивление, в глаза большое количество служб безопасности не бросалось. Вроде на Конюшенной площади, где расположилась фан-зона, людей в форме не так уж много. Но завернул за ближайший угол – стоит даже не грузовик, а полноценный броневик, полицейский КамАЗ с решетками на окнах и чем-то вроде снегового отвала впереди. Кажется, силовики готовы были остановить не то что фанатские стычки, а революционный мятеж.

Досмотр что на стадионе, что на входе в фан-зону был при этом тщательный. Сумку просканировали, самого тоже обследовали металлоискателем, как рентгеном. Заставили включить телефон и фотоаппарат, изъяли полупустую бутылку минералки. Но при этом все оперативно и с улыбкой.

Стражи порядка на улицах города тоже были благожелательны – улыбались, подсказывали дорогу. Для меня апофеозом доброты стал сотрудник ДПС, к которому какой-то болельщик обратился с просьбой сфотографировать его на фоне входа в фан-зону, – и инспектор не отказал.

Английский бы нашим силовикам еще подучить. Забавно было наблюдать, как в Царском Селе иностранец пытался выяснить у охранника, где ему купить билеты. «Tickets там», – махнул рукой человек в форме.

Документы и бонусы

Каждый болельщик, купив билет, должен был еще получить паспорт болельщика, или FAN-ID. Это своего рода твой болельщицкий паспорт, в нем все твои данные. Потом оказалось, что к FAN-ID, помимо возможности попасть на стадион, прилагаются дополнительные бонусы – так, в некоторых музеях и достопримечательных местах для болельщиков решили сделать скидки. В Питере за полцены я посетил музей «Гранд Макет Россия», а на территорию Павловского музея-заповедника и вовсе пустили бесплатно. Скидки также предоставлял театр «Приют комедианта», музеи Зощенко, семьи Рерихов и ряд других.

Еще в каждом городе, где проходили матчи чемпионата мира, работал свой пресс-центр. Получить аккредитацию на игры турнира нам в далеком Барнауле было почти нереально, а вот в городской пресс-центр удалось. Честно скажу, работал он не то чтобы для галочки, но близко к этому. За две недели, проведенные в Питере, в тамошнем пресс-центре прошли пресс-конференции на тему развития дорожной инфраструктуры, фестиваля «Алые паруса» и других малофутбольных дел – словом, то, что и так бы организовали, но здесь же это привязали к футболу. Из действительно интересного в спортивном плане намечалась пресс-конференция бывшего нападающего сборной России, посла чемпионата мира Александра Кержакова, но ее в последний момент отменили.

Зато аккредитация, как и FAN-ID, тоже обладала бонусами. Чтобы журналисты не скучали в Северной столице, их чуть ли не каждый день по этому документу водили бесплатно на экскурсию в Музей Фаберже, катали на катере по парадной Неве. А еще спустя неделю после старта чемпионата мира сделали бесплатный проезд в общественном транспорте, за что отдельное спасибо.

Науро и печенье

И снова вернемся к болельщикам. Рассказывать о них можно долго. Пусть в Питер и не приезжал легендарный испанский любитель футбола Маноло, свои звезды тоже нашлись. Например, по Дворцовой площади ходил фанат цветов команды Коста-Рики. Цветов – в прямом смысле слова, весь его торс был покрыт одной большой татуировкой в виде футболки национальной команды.

Мне же больше всего запомнился бразилец Науро Джуниор. Из бразильского порта в Санкт-Петербург он отправил старенький «фольксваген» 1968 года выпуска. 12 июня забрал машину в Питере и отправился на ней путешествовать по стране следом за сборной Бразилии. Жил в палатке. Самое интересное, что ни по-русски, ни по-английски он не говорил, но мы как-то объяснялись – видимо, потому что Науро — журналист, а коллега коллегу всегда поймет. На прощание бразилец угостил меня печеньем.

Восхищение иностранных болельщиков, о котором сейчас говорят с экранов, это никакая не постановка и не фейк. Все это было – и скандирование «Россия! Россия!» аргентинцами в метро, и благодарность жителям. Уже в последний день отпуска на мосту Ломоносова мне повстречался очередной бразилец – конечно же, в майке Неймара. Сначала он пытался выяснить, говорю ли я по-испански и по-португальски. В итоге сошлись на знании английского. Парень попросил его сфотографировать, после чего потянуло на лирику. Бразилец сообщил, что второй день в Питере, восхищен местными людьми, красотами, едой и атмосферой.

А еще, помимо красот, болельщики восхищались русскими красавицами. Те, надо признать, против близкого и очень близкого общения и сами не возражали, без стеснения заигрывая с гостями страны. Так что к появлению в России «детей мундиаля» тоже нужно быть готовым.

Вместо эпилога

После чемпионата мира неожиданно появилось чувство, с которым впервые столкнулся четыре года назад, после Сочинской олимпиады. Тогда, после закрытия, в голове мелькнула мысль: «Как жить дальше?». То же самое и сейчас: «И как теперь жить, что смотреть вечерами, о чем говорить?». Чемпионат мира и наша сборная дали нам гораздо больше, чем просто десять новых стадионов и четвертьфинал, – как бы пафосно это ни звучало, гордость за страну, веру в наш футбол, в наших людей. Не растерять бы теперь это наследие.

Чемпионат Европы 2020 года впервые пройдет по всему континенту, от нескольких стран заявлено по одному из городов. Российскую территорию представит Санкт-Петербург, где пройдет три матча группового этапа и одна игра плей-офф.