Станислав Вторушин в год своего 80-летия передал в фонды ГМИЛИКА личный архив

Июль 10 14:30 2018

Во время рабочей встречи в Государственном музее истории литературы и культуры Алтая 3 июля прозаик и журналист Станислав Вторушин рассказал о своих литературных и профессиональных трудах, и представил личный архив: семейные фотографии, книги, письма, документы, ордена и медали — и передал его в музей. Также здесь обсудили его роман «Литерный на Голгофу», поразмышляли над судьбой Николая II и царской семьи.

Фото Дарьи Зыковой

Журналист-самоучка

Перед тем как стать журналистом, Вторушин увлекался поэзией. Его первыми учителями были алтайские поэты, читая стихи которых, он хотел писать сам.

— Я не знаю, когда это началось. Писал стихи еще в школе, наверное, класса с пятого, потом – в институте, впервые опубликовался в газете «Молодежь Алтая», посещал литературный кружок, — отмечает литератор.

Вторушин издавал стихи, но в какой-то момент понял: стать вторым Пушкиным или Мерзликиным у него не получится. Выбор пал на прозу, правда, сначала, как посчитал сам Станислав Васильевич, необходимо было пройти школу журналистики. С этого решения и началась его литературная и профессиональная жизнь.

Будущий писатель на тот момент работал инженером на заводе, но часто писал статьи и заметки в «Алтайскую правду». Редактор представлял потенциал бывшего поэта, потому и позвал к себе в газету.

— Конечно, это было сложное решение. Учился одному, а заниматься начал другим. Пришлось переучиваться, осваивать профессию с нуля, — вспоминает Станислав Васильевич. – Но у меня было много друзей среди писателей и журналистов, поэтому освоиться в новой сфере было проще.

Уже став журналистом, Вторушин на некоторое время переехал в Томск, где освещал тему строительства нефтепровода и работы нефтегазового комплекса. За пределами края он прошел большую школу, в том числе и высшую партийную, куда его отправили на два года в Москву получать гуманитарное образование. После знакомства со всеми столичными театрами и редакциями газет, командировок, лекций великолепных профессоров Вторушин попал в газету «Правда», где прослужил следующие 20 лет.

О бывшем царе

Критику романа «Литерный на Голгофу» — результат долгих и мучительных рассуждений о последнем самодержце – высказывали многие. В «Алтайской правде» была статья, где задавались вопросом, почему бывший коммунист написал о царской семье. Якобы какая здесь логика?

— Я писал о русской истории, я – русский человек, написал то, что думал, — отвечает на замечания Вторушин. – Роман абсолютно лишен политики! Я писал о жизни членов царской семьи, об их мыслях, образе жизни, о том, что с ними будет…

Рассказывая о своем романе, автор анализирует все происходящее с Россией. Трагическая судьба ее началась с расстрела семьи последнего российского императора 16 июля 1918 года. Ничем не мотивированная казнь показала, насколько кровожадными могут быть обиженные люди.

Когда-то в тобольском музее писателю посчастливилось увидеть фотографии, сделанные в последние дни жизни членов царской семьи. И они обожгли писателя. Смотря на детские лица наследников престола, он задался вопросом: за что так поступили с детьми?

— Они не имели никакого отношения к революции, не участвовали в политических событиях и не представляли угрозы! — заключает Станислав Васильевич.

Также на встрече поговорили о вере и благосостоянии края, сельском хозяйстве, нынешнем состоянии деревень и быте их жителей… Обсудили и изменения, которые претерпела журналистика в последние несколько десятилетий.

— Она изменилась неузнаваемо. Раньше было целым событием, когда в прессе появлялись критические статьи. Следили, исправлялась ли проблемная ситуация. Сейчас же идет гонка за новостями, сенсациями… Журналист изменился, я не говорю, что стал плохим, просто – другим, — признается Станислав Васильевич.

Станислав Вторушин: «Я вдруг понял, что не стану вторым Пушкиным и даже вторым Мерзликиным… Я подумал: стану прозаиком Вторушиным».

Дарья Зыкова.