Русское войско: становление

Июль 10 13:20 2018

«У России есть только два союзника: ее армия и флот». Эти слова императора Александра III известны практически каждому. Прозванный при жизни Миротворцем, российский самодержец знал, что никакое государство не может проводить мирную политику, не будучи сильным в военном отношении.

Стрельцы московской стрелецкой слободы.
Фото из сети Интернет

В самом начале

Рассмотрим основные моменты эволюции русских вооруженных сил до середины XVII века. Обычно считают, что общегосударственная военная организация, именуемая русским войском, появилась только после окончательной победы русских княжеств над татарами. Это, в общем-то, верно: до того времени каждое отдельное княжество имело свое войско – дружину, численность и вооружение которой зависело от собственных экономических возможностей.

Не секрет, что война требует материальных затрат, но знаете ли, каких именно? Из исторической литературы нам известно, что иной доспех европейского рыцаря стоил столько же, сколько деревня где-нибудь в Нормандии или Провансе. Но мало кто знает, что набрать, одеть, обуть и вооружить десяток простых дружинников боярину где-нибудь под Рязанью обходилось в такую же сумму, если не больше. (Полный боевой доспех стоил 10-12 тогдашних рублей, средней величины деревеньку можно было купить вместе с жителями за 20-25 рублей).

…С самого начала своего образования русские княжества только и делали, что дрались между собой. Владимирцы ходили войной на суздальцев, тверичи резались с рязанцами, а вражда между псковичами и новгородцами была обыденным явлением. Все изменило татаро-монгольское нашествие…

Распространено мнение, что Русь проиграла Батыю только потому, что встречало его тумены поодиночке: одна-две княжеские дружины против всех татар. А вот, мол, объединились бы князья в одно войско – тут-то всему татаро-монгольскому войску и был бы карачун… Увы, читатель, сие есть глубокое заблуждение. И дело здесь не в том, что, даже объединившись, русское войско численно уступало бы врагам в два, а то и в три раза. Степь тогда просто умела воевать гораздо лучше леса, и татаро-монгольская тактика превосходила русскую примерно так же, как Суворов превосходил в сражениях Пугачёва…

Да, русские воины никогда не бежали с поля боя, да, ни один наш город не сдался татарам (в отличие от среднеазиатских городов, среди которых открыла ворота врагам примерно половина). Маленький Козельск татары осаждали целых семь недель и положили под ним столько же воинов, сколько было всех жителей городка, включая малых ребятишек. Каждую версту русской земли завоеватели обильно полили своей кровью. Но победить Батыя у Руси не было ни малейшего шанса. Потому что на поле битвы сошлись две военные эпохи, новая и отсталая, и русское воинство представляло именно вторую из них…

Бедные русские

За много десятилетий под Ордой мы весьма серьезно отстали практически во всех областях от Западной Европы. И, разумеется, в военном отношении тоже. Нет, ханы не запрещали русским князьям держать дружины, просто после уплаты дани ордынцам не слишком много денег оставалось на новое оружие, снаряжение, наем военных специалистов. Да и не могла приветствовать Орда повышение боеспособности собственных данников. Вот между собой можете воевать сколько угодно, рассуждали татарские ханы, междоусобица лишь ослабляет военную силу Руси.

Только невероятная воинская удачливость князя Дмитрия и огромная недооценка Мамаем русских как серьезного противника позволили нам одержать победу 8 сентября 1380 года. Ведь на Куликовом поле мы уступали татарам по вооружению, по организации и управлению, по численности. Мы превзошли врага в храбрости и самопожертвовании и добыли желанную победу, потеряв за Доном две трети всего русского войска. И казалось, что теперь вопрос о дальнейшем улучшении воинской организации можно считать закрытым. Но хан Тохтамыш, сжегший Москву через два года после Куликовской битвы, еще раз доказал, что военная организация Руси нуждается в радикальном переустройстве…

Этим нелегким делом и занялся взошедший на московский престол в 1462 году великий князь Иван III Васильевич. Он прекрасно понимал, что свою окончательную независимость от Орды Московское государство добудет, только когда получит военное превосходство над татарами. Собственно, с правления Ивана III и ведется отсчет рождения русского войска.

Великий князь начал с военной реформы. Первым делом он создал систему, по которой разделил войско на две главные категории. В первую входили служилые люди «по отечеству». К ним относились служивые князья, бояре, татарские царевичи, дворяне, окольничие, дети боярские. Вторую категорию представляли служилые люди «по прибору»: пищальники (стрелки из пищалей и аркебуз), чуть позже – стрельцы, полковые и городовые казаки, пушкари и их помощники. Все эти люди во время войны распределялись по дворянским полкам. Ну и, конечно, были введены особые налоги: создание нового войска требовало значительных капиталовложений.

Почти как в Европе

Иван III не видел ничего зазорного в том, чтобы поставить на службу Московскому государству все передовое в военном деле Западной Европы. Более того, по его замыслам, значительную часть русского войска должны были представлять подразделения, созданные полностью на иностранный манер. Форма, вооружение, боевая тактика, численность – все, как, к примеру, в Швейцарии или Голландии.

Основными родами войск оставались: пехота как основная и наиболее многочисленная часть армии; кавалерия – самая мобильная ее часть, способная осуществлять глубокие рейды в тылы неприятельских войск и быть основной ударной силой в неожиданных атаках на важнейшие объекты врага; артиллерия, уже приобретшая к тому времени звание бога войны, способная как оказывать огневую поддержку непосредственно на поле боя, так и участвовать в осаде городов и крепостей. Наконец, в русском войске были военно-инженерные отряды, предназначение которых, думаю, ясно и без объяснений.

Еще дальше своего отца в деле переустройства русского войска пошел Иван IV Грозный. При нем создаются полки нового строя, во многом копирующие лучшие образцы аналогичных подразделений ведущих европейских армий. Стрельцы, по сути составлявшие тогда основу русского войска, постепенно вытесняются более прогрессивными военными формированиями.

Военную реформу, начатую Иваном III, особенно расширил и дополнил первый царь династии Романовых – Михаил. Он довел численность войска примерно до 100 тысяч, причем около половины всего личного состава представляли полки, созданные по западным образцам, которыми командовали русские совместно с офицерами-иностранцами.

Новое и старое рядом

Во время продолжительной Русско-польской войны (1654-1667) полки нового строя становятся основной частью всего русского войска. Солдатские и драгунские полки комплектуются из даточных людей (так называли тех, кого «давали на цареву службу») на пожизненный срок…

Первоначально это был один человек со 100 дворов, впоследствии – один человек с 20-25 дворов. Несмотря на реформы, переустройства и новшества, войско Московского государства во многом продолжало сохранять институт стрельцов, хотя уже было ясно, что они утратили свое прежнее значение. Во многом это объяснялось тем, что стрельцы обходились казне значительно дешевле полков нового строя.

Особое внимание хотелось бы обратить на дошедшие до нас «Устав ратных, пушечных и других дел» (1621) и «Учение и хитрость ратного строения пехотных людей» (1647). В этих документах, кроме их военной составляющей, часть статей отведена резкой критике наемничества – повсеместной в Западной Европе практики ведения войн. Использование наемных войск оценивалось нашими полководцами как не соответствующее задачам обороны страны. А в «Учении и хитрости…» наемничество объявлялось чуждым воинским традициям русского народа.

Николай Скорлупин.