Барнаульский врач Вадим Кожевников удостоен национальной премии «Призвание»

Июль 05 14:36 2018

Заведующий детским травматолого-ортопедическим отделением Федерального центра травматологии, ортопедии и эндопротезирования Вадим Кожевников отмечен среди лучших докторов в номинации «За создание нового направления в медицине».

Вадим Кожевников дает детям шанс не просто выжить, но и возможность полноценно жить.
Фото из архива Вадима Кожевникова

Школа травмпункта

Вадим Кожевников получил награду вместе с коллегами — детскими ортопедами, которые под руководством Станислава Иванова создавали систему диагностики и лечения детей со спинномозговой грыжей и всероссийской сети лечения и реабилитации таких пациентов. Федеральный центр травматологии, ортопедии и эндопротезирования Барнаула является участником этого проекта.

— Вадим Витальевич, почему вы захотели стать врачом?

— Не могу сказать, что с детства мечтал об этом. Моя мама работала старшей медсестрой педиатрического отделения. Детство провел в стенах поликлиники № 9, видел работу врачей не как пациент — это могло повлиять на выбор профессии. Потом в школе я активно занимался спортом, даже подумывал о военной карьере, но предпочел все-таки поступать в медицинский. В вузе убедился, что пошел по правильному пути. Анатомия, физиология – все, что касается истинного предмета врачевания, мне давалось легко. Еще во время обучения решил стать детским хирургом.

— Вы начинали профессиональную деятельность в травмпункте. Помните свой первый тяжелый случай?

— Это был перелом. Ребенок совсем маленький, нет еще и пяти лет, плачет, руку прячет. Да я и сам, признаться, боялся к нему прикоснуться, сильно волновался. Смотрю, у него явно перелом кости предплечья. Наложил гипс, отправил домой и вздохнул с облегчением. Там я проработал около года, это хорошая школа. Наставником была Альбина Александровна Дударева, она многое дала для моего профессионального становления. Потом получил приглашение в краевую детскую больницу, там уже другой уровень хирургии. Травмпункт – это экстренные травмы: зашил, загипсовал и отправил, в больнице более тяжелые случаи.

 Вместе с родителями

— Сегодня среди ваших пациентов в основном дети с врожденной патологией. В чем особенность работы с такими ребятишками?

— К нам попадают дети с различной патологией – это последствия травм, воспалительных заболеваний, детский церебральный паралич. ДЦП, казалось бы, заболевание неврологическое, но двигательные нарушения таблеткой не вылечить, зачастую их можно исправить хирургическим путем либо консервативным лечением с применением ортопедических технологий.

В нашем случае мы даем не просто шанс выжить, а возможность получить профессию, полноценно жить.

— Вы согласны с мнением столичных докторов, заявляющих о прорыве в лечении ДЦП?

— Прорыв связан с полноценным мультидисциплинарным подходом в лечении этого заболевания, когда организован определенный алгоритм взаимодействия между специалистами разных направлений. До последнего времени у нас был однотипный подход к лечению ДЦП – массаж, пиявки, ЛФК. Каждый ребенок индивидуален, каждому нужен свой подход. Кому-то ЛФК и пиявки, кому-то операция. Многое еще зависит от родителей.

Зачастую с ними надо работать не меньше, чем с детьми. В ортопедии длительный процесс реабилитации, и за стратегию этого процесса отвечает мама. Этому ее обучают специалисты. В Европе давно уже не принято, чтобы реабилитационный период детей с ДЦП вели врачи. Это очень дорого. Там есть специальные домашние программы, целеориентированные тренировки. Инструктор работает с пациентом раз в две недели, потом смотрит результат.

— Какие инновации стали доступны хирургам-ортопедам с созданием Федерального центра?

— Все. Многоуровневые хирургические вмешательства мало кто делает в нашей стране детям с ДЦП. Мы обследуем ребенка, смотрим, на каких уровнях необходимо вмешаться, где ему выправить позу, чтобы он мог дальше двигательно заниматься. Мы проводим сложные реконструкции подростковой дисплазии – операция на тазобедренном суставе позволяет не заменить, а восстановить суставы детям с врожденной патологией.

Специалисты Центра владеют методиками малоинвазивной хирургии, когда вмешательство в суставы происходит через небольшой прокол, а поврежденные структуры восстанавливаются с помощью специального устройства — артроскопа. Но все эти инновации будут бесполезны без квалифицированных кадров, которые отдают сердце своей профессии. И у нас такая команда есть.

Победа хирурга

— Можете хотя бы приблизительно сказать, сколько детей поставили на ноги?

— Ежегодно в нашем отделении проводятся 600-700 операций, все они в той или иной мере получили свой результат. Говорить, что все дети в итоге пошли, нельзя. Есть же разные заболевания: кто-то лежал, стал сидеть или стоять – уже хорошо. Кто-то хромал, перестал хромать. В каждом пациенте заложена победа хирурга-ортопеда, да и любого врача. Родители приходят к нам как в последнюю инстанцию, где могут помочь с применением знаний и технологий. Я не делю их. Вот завтра предстоит оперировать ребенка 12 лет – вывих бедра, сложнейшая операция, на многих уровнях предстоит восстанавливать впадины. А есть другой ребенок – он бегает, прыгает, но не полностью наступает на ножку. Операция раз в пять легче, чем у первого мальчика. В результате удачного исхода операции в глазах обоих детей будет одинаковое счастье. Это и есть победа.

— Вы верите в чудо, когда результат за гранью медицины?

— Верю. Но никогда не скажу родителю — надейтесь на чудо. Зачем родителю надеяться на чудо, если он пришел к нам? Нам необходимо понять то заболевание, которым страдает ребенок, и принять все необходимые меры, чтобы помочь ему. Надо работать, а не надеяться на чудо.

Вадим Витальевич Кожевников, врач высшей квалификационной категории, кандидат медицинских наук. В 2008 году защитил диссертацию «Малоинвазивные хирургические вмешательства в комплексном лечении врожденной косолапости у детей». С 1999 по 2012 год работал в детском травматолого-ортопедическом отделении Алтайской краевой клинической детской больницы. Специализируется на хирургическом лечении детей с врожденной и приобретенной патологией кистей, стоп и тазобедренных суставов, в том числе у детей с ДЦП.