Схватка медведя с драконом

Июль 03 14:27 2018

Первые вооруженные стычки русских с маньчжуро-китайскими силами не привели к решающей победе казаков и их доминированию в Приамурье.Скорее, здесь наступило зыбкое военное равновесие. Но оба участника конфликта задумались над пересмотром существующего военного баланса…

Осада острога Албазин.
Фото из сети Интернет

Онуфрий, сменивший Ерофея

Русско-маньчжурское противостояние 1650–1680 годов (впервые за все время восточной экспансии) стало противоборством стран с равными военными потенциалами. Против служилых людей и казаков выступали не разрозненные племена, отстающие от русских на целую эпоху. Нет. Противником первопроходцев были регулярные вооруженные силы сильнейшего государства в Азии.

Трудно сказать, как могли бы развернуться события, последовавшие после сражения у Ачанского острога, оставайся во главе казачьего отряда Ерофей Хабаров. Но в 1653 году атаман попал в опалу к охотскому воеводе и был увезен в Москву прибывшим с ревизией «дел Амурских» посланником царя Дмитрием Зиновьевым. Вины московские власти за Хабаровым не нашли и даже наградили, дав звание сына боярского, но на Амур больше его не пустили…

Руководил казачьим войском на Амуре теперь Онуфрий Степанов, человек запредельной храбрости и честолюбия. В построенном на берегу Амура Кумарском остроге у него насчитывалось едва-едва полтысячи человек, но Степанов был неудержим в своем стремлении наступать и покорять. Правда, поблизости ни на кого-то наступать, ни покорять кого-либо не было возможности: по приказу маньчжуров племена дючеров и дауров покинули бассейн Амура, оставив русским брошенные земли.

Степанова это нисколько не смущало, и весной 1654 года он двинулся вглубь Маньчжурии по реке Сунгари. Через несколько дней похода его встретили императорские войска и ополчение из местных племен. Завязался ожесточенный бой. До самого вечера, то затухая, то снова разгораясь, длилось сражение. Наконец казаки поняли, что численно превосходящего противника им не одолеть, и отступили.

Осада острога

Потрепанное войско Онуфрия Степанова провело всю зиму в Кумарском остроге, залечивая раны и приводя в порядок оружие и амуницию: атаман готовился к новому походу на маньчжуров после того, как сойдет снег. Но его опередили.

В начале марта 1655 года к стенам острога подошло десятитысячное войско маньчжуров и их союзников: дючеров и дауров. Больше недели богдыханово войско обстреливало Кумарский острог из полутора десятков имеющихся у него пушек, нанеся русскому гарнизону существенный урон. Затем начался штурм, для которого у осаждающих было припасено немало разных инженерных приспособлений. Но казаки раз за разом отбивали все атаки штурмовавших острог маньчжуров.

Прошел почти месяц со дня осады Кумарского острога, но казаки не сдавались. Командование маньчжурского войска наконец осознало, что, несмотря на подавляющее численное превосходство, острог удастся захватить, только положив под его стенами половину своих воинов. Взвесив все шансы на победу над русскими, командиры решили дождаться более подходящего момента для взятия острога и отдали приказ об отступлении…

Конец атамана

Несмотря на то что осаду удалось выдержать с огромным трудом и серьезными потерями, Онуфрий Степанов не оставил затею с присоединением к данникам московского царя приамурских племен. А меж тем дела его войска были весьма плачевны. Покинувшие берега Амура-батюшки дючеры и дауры могли бы организовать для казаков что-то вроде продуктовой базы, но теперь это было невозможным. Пропитание добывали охотой и рыбной ловлей, запасов хлеба не было совершенно. Да, можно было распахать и засеять брошенные аборигенами земли, но привыкшие кормиться «с сабли» казаки презирали труд землепашца.

Однако не продовольственная проблема была для Степанова главной. К началу 1658 года в его войске стали подходить к концу боевые припасы. О своем бедственном положении казачий атаман отписывает якутскому воеводе в надежде, что тот окажет военную помощь, направив к Амуру служилых людей или, на худой конец, пришлет свинец и порох. Увы, воевода не слишком спешил помогать амурским сидельцам, и как только с реки сошел лед, отряд Степанова устремился в плавание по Амуру и его притокам в поисках продовольствия.

Почти все лето 1658 года казаки провели в плавании. О том, что все силы русских сосредоточены на лодках и стругах, стало известно в Поднебесной. Маньчжуры решили дать бой казакам на воде и выслали для этого речную флотилию из 47 судов. Флотилия насчитывала 2500 человек, среди которых особая роль отводилась 265 корейским солдатам, вооруженным аркебузами.

По неизвестной причине Онуфрий Степанов разделил свой речной флот на два отряда. Один из них, который возглавлял сам атаман, маньчжуры застигли в устье Сунгари. В жестоком бою казаки потерпели сокрушительное поражение. Погибли 220 человек, среди них и сам Степанов.

Возрождение Албазина

К радости маньчжуров, летом 1658 года остатки разгромленного русского войска ушли от великой реки. В течение восьми лет Китай считал, что территория русско-маньчжурского конфликта осталась окончательно за ним и по-другому уже не будет. Но в 1666 году в разрушенный маньчжурами Албазин, один из острогов, заложенных на Амуре еще Хабаровым, пришел новый русский отряд…

Пришедшие были беглецами от преследования законной властью. Их предводитель, дворянин Никифор Черниговский, с единомышленниками совершил убийство воеводы Илимска, отмстив за чинимые им обиды, а после, спасаясь от неизбежной расправы, «побежал» на Амур. Приведенные Черниговским 84 человека возвели на месте брошенного Албазина новый острог, оставив его прежнее имя.

Пришельцы, как и покинувшие эти места казаки, добывали пропитание охотой и рыболовством, но, в отличие от предшественников, не отказывались обрабатывать землю. А вскоре в Албазин стали прибывать крестьяне с западных мест. Тунгусов бескровно принудили к уплате ясака. Всю собранную пушнину, сопровождая ее челобитными грамотами о прощении, Никифор ежегодно отправлял в Москву: ему, как организатору убийства воеводы, грозила смертная казнь, да и всему его окружению не поздоровилось бы.

Через шесть лет из столицы пришел царский указ, в котором все виноватые были прощены, а сам Черниговский награждался «двумя тыщами рублев» и назначался приказчиком Албазина… В 1682 году в Албазин приезжает назначенный Москвой воевода – Алексей Толбузин. К этому времени Приамурье окончательно становится русским. На берегах великой реки насчитывалось восемь острогов и шесть деревень.

Первая битва за Албазин

Новому китайскому императору, маньчжуру Канси, в то время было не до стычек с русскими на севере – он завоевывал весь Китай. В начале 1680-х годов дело было сделано. И понятен гнев императора, узнавшего, что земли на Амуре находятся под контролем Московского государства. В начале 1684 года воевода Толбузин получает от богдыхана послание, в котором Канси требует немедленно покинуть Албазин и Нерчинск. В случае отказа выполнить волю императора против русских выступит военная группировка маньчжуров (речные суда и конные отряды).

Алексей Толбузин не был новичком в военном деле и прекрасно понимал, что с его силами против китайцев не продержаться и двух-трех дней. Он обратился с «просьбишкой превеликой» в Москву, а оттуда пришел указ всем сибирским воеводам об оказании военной поддержки Приамурью. В указе повелевалось собрать для помощи албазинцам отряд численностью не менее 1000 человек.

Но когда это на Руси спешили исполнять приказы сверху? Не торопясь, в Тобольске приступили к выполнению царского указа, причем основной критерий при укомплектовании грозного войска – из тех, кого не жалко. Таким образом удалось собрать около 600 человек. Во главе отряда поставили православного немца Афанасия Бейтона.

Тем временем маньчжуры основательно готовились к походу на Албазин. Базирующийся на Сунгари флот числом 80 судов пополнили еще двумя десятками и выступили на Албазин. Пока войско Афанасия Бейтона еще только подходило к Нерчинску, маньчжуры осадили острог.

У неприятеля было 10 000 в сухопутном войске и около 4,5 тысячи солдат на судах, 45 осадных и 125 полевых пушек. Гарнизон Албазина состоял из 450 служилых людей и трех пушек с… четырьмя ядрами на все три орудия.

25 июня 1685 года начался обстрел русского городка, а на следующий день маньчжуры пошли на штурм. Все атаки тридцатикратно превосходящего противника были отбиты, мало того – осажденные несколько раз совершили успешные вылазки. Но к вечеру загорелся частокол острога, и спасти его не удалось. Чтобы не губить людей в бессмысленной защите полусожженного городка, Толбузин пошел на переговоры с маньчжурами и добился разрешения свободно уйти в Забайкалье. Неприятелю достались обгорелые стены острога и 25 пленных казаков.

Казаки были отправлены в Пекин, а Албазин сровняли с землей. Богдыхан Канси был доволен – русские покинули Амур навсегда…

Николай Скорлупин.