О Бикатунской крепости и не только

Июль 03 14:00 2018

Есть над Чуей-рекою дорога. Мало ездило там… А вот кто там ездил в то время (время-то было, страшно подумать, конец XVI века), то уж никакие не шоферы, о которых не слышано будет еще лет 300.

Макет Бикатунского острога (1709 год).
Фото из сети Интернет

А между тем дорога, о которой пойдет вся наша дальнейшая речь, имела в те годы славу жуткую и в то же время этакую залихватскую. Ну что-то вроде или «голова в кустах, или грудь в крестах». И перестанем наконец томить нашего читателя: дорога эта называлась Бикатунской линией и, строго говоря, дорогой являлась чисто номинально.

А дорог-то, дорог – чертова пропасть…

Главная, разумеется, это та, по которой и нападать на соплеменников было сподручнее (ночкой безлунной да ветреной), и та, по которой награбленное домой можно было доставить с наименьшими потерями. Вспомним знаменитый путь из варяг в греки. И шли варяги, конные и оружные, по русским землям, и вели себя крайне миролюбиво по отношению к полянам, радомилам и лужичанам. И за переправы платили исправно, и вели себя, «яко подобает воину в земле чужеродной». Может, и не везде были варяги столь законопослушны (а скорее всего, так и было, да спросить не у кого). Но из избы сор рано стараются не выносить…

Ну а теперь вернемся в места, так нас интересующие, – на Бикатунскую линию, Бикатунский острог (один из нескольких) или даже цепь фортикационных сооружений, прикрывающую огромную часть русской, или, если так нравится, джунгарской (она же китайская) территории…

Тогда якобы когда-то могучий Китай, дабы освободиться от определенной угрозы со стороны Приамурья… А позвольте, чего бы ради такому-то могучему опасаться мелких шаек, о которых и говорить стыдно? Но ой как все тут, оказывается, непросто…

Напомнить вам, пытливый читатель, о Великой Китайской стене? Именно так: Великая Китайская стена! Восклицательных знаков может себе наставить любой сколько угодно.

С точки зрения простого обывателя основным предназначением стены, частокола или высокого плетня является способность держать противника на расстоянии от этих сооружений, а если вышеупомянутому противнику явится блажь напасть на обороняемый объект, то его встретят так, что мало не покажется. Большая, неведомо кем придуманная ложь долгие десятилетия и даже столетия и приучала нас с вами к мысли, что противник – наружный, безусловная и окончательная цель которого – проломиться через стенку, что похлипче, нагрузиться добром, что поценнее, да и смыться во время всеобщей сумятицы и беспорядка…

Увы, друзья мои, все было как раз наоборот. Великая, да какая великая она там была 500 лет назад, предназначалась не для умелых стенных боев, где гремят мушкеты, а на головы неприятеля льются смола и кипяток, хорошо разбавленные строительным камнем и щебенкой. Стеночка-то служила как раз тому, чтобы призванный воевать за абсолютно непонятную власть с еще более непонятной целью не выбрал ночку потемнее, да и не подался под сень родной бамбуковой рощи, приятно отягощенный умеренно награбленным.

Там, за горизонтом…

Огромные многотонные и невероятно красивые Великие Китайские стены были построены при Председателе Мао (не я это выдумал, честное слово).

Были, наверное, и еще более грандиозные сооружения. Но все это великолепие было направлено не на внешнего врага… Это, если хотите, пиар. Зато всевозможных фортификационных сооружений, целью которых был стремительный и неудержимый налет на ничего не подозревающего противника: русского, монгола, мейдзинца, тувинца, было невероятно много, и заслуга здесь принадлежала в первую очередь как раз Стране восходящего солнца, а никак не Поднебесной… Образ союзника гитлеровцев нашел своих сторонников, и теперь правилом хорошего тона стало умиление всем китайским.

А между тем середина и особенно конец XVII века были настолько непростыми в запутанных донельзя русско-цинских отношениях, что только небесное провидение отводило Русь и Китай от войны, итоги которой, не дай нам боже, расхлебывали бы еще наши потомки…

Русь, как я уже говорил, пришла на Дальний Восток отнюдь не молитвенниками торговать. Но и к откровенному грабежу никто из пришедших с казаками-первопроходцами не призывал. Места хватало на всех. А представьте на секунду, что русские казаки и маньчжурские латники на полном многолетнем серьезе заключили пакт о долговременной и равноправной помощи. Смог бы кто-то из власть предержащих составить реальную силу этому союзу? В Индокитае, Бирме, Сиаме и так далее? Лично меня гложут насчет этого немалые сомнения.

Союзу – не быть!

Новая Цинская династия решила, что ее интересы – не на северо-западе. Ей потом не единожды откликнется вся неправильность опрометчивого выбора, но есть (правда, японская) поговорка: не хлопай палкой по кустам – тогда не выползут гадюки… Ну а тогда, в конце XVII века, Русь никак не могла делать вид, что пришла на Амур ежевику собирать. И в ход снова вступают пушки. Правда, реву и грохоту они в этот раз производят куда как меньше. И все это более походит на протокол о намерениях, чем на сами намерения. Маньчжуры, читай – китайцы, делают вид, что не замечают, что в виде неправильной линии выстраивается вначале на Бие крепость. Хотя основная задача сей крепости – давать отпор как раз джунгарам.

Спросите интереса ради, а джунгары – это кто? И вам ответят. Как?! Вы не знаете? Да где их только нет, и даже в Антарктиде – точно двое или четверо.

Людей на белом свете невероятное количество. Наверняка среди них найдутся и джунгары. Беда только, что между 1659 и 1755 годами практически всех джунгар перебили. Времена тогда стояли самые бесхитростные, джунгарцев (а они где только не селились, в основном в Китае) решили просто ликвидировать. Воинов у них насчитывалось около миллиона, и единственное, что они могли делать по-настоящему хорошо, – воевать. А кому, скажите, из недавно пришедшей к власти новой династии Цин нужны отборные конные отряды, неизвестно на чью сторону могущие стать?

Что можно еще добавить? Русские построили оборонительную линию. В 1718 году – на правом берегу Бийска, затем укрепления продвинули еще глубже в Горный Алтай. А наша бийская красавица, ставленая не кем-то, а самим Вобаном в 1750 году, долго еще оставалась ярчайшей жемчужиной в оборонительной системе Колывано-Воскресенской линии…

И так жаль, что более 90 процентов джунгар не соединило свои сабли с казацкими. Мало ли как могло повернуться дело в конце XVIII века… История богата и на более удивительные и лихие кунштюки. Правда, мы редко об этом догадываемся, засев за ломберным столиком, ссылаясь на дурную погоду аж с самого утра….

Николай Скорлупин.