Исполнилось 100 лет со дня рождения педагога и поэта Эвальда Каценштейна

Июнь 29 11:34 2018

Он родился в воскресенье и считал это хорошим предзнаменованием.

Фото из сети Интернет

В своих автобиографических заметках Эвальд Каценштейн об этом писал так: «Верно говорится, что родиться в воскресенье – все равно что родиться в рубашке. Это предвещает счастливую судьбу. И действительно, судьба моя счастливая. Главное, к чему я стремился в жизни, – стать писателем, сбылось».

Уроки немецкого

1973 год. Свои первые шаги делает Алтайский государственный университет. Мы, первые студенты, знакомимся с первыми преподавателями. Занятия по немецкому языку в нашей группе ведет невысокий, уже достаточно пожилой человек с улыбчивым лицом. Очки на его лице поблескивают, и не только на солнце, кажется, в них отражается и внутренний свет. «Эвальд Эмильевич…», – представляется он, ударение в имени словно падает на оба слога сразу, отчего оно звучит напевно.

На занятиях он всегда говорил исключительно по-немецки. И когда видел, что кто-то его не понимает, не торопился переводить на русский – просто повторял еще раз. Мы читали газеты на немецком языке, готовили выступления для передачи «На просторах Алтая», звучавшей на немецком языке на краевом радио.

Позже мы узнали, что Каценштейн – автор успешно используемых методик преподавания немецкого языка как в средней, так и в высшей школах. Не знаю, по какой именно методике он работал в нашей аудитории, только на занятиях всегда была доброжелательная атмосфера. «Зо, зо (так, так)», – подбадривал он отвечающего. А если был не вполне удовлетворен, покачивал головой: «Зо, зо ля, ля… (так себе)». Такая оценка – что-то между «не очень хорошо» и «плохо», но никогда – «совсем плохо». Давал возможность нам не уронить свою самооценку.

Периодически серьезные занятия прерывались общим весельем – Эвальд Эмильевич любил пошутить. Обладая энциклопедическими знаниями, он умудрялся на своих занятиях кроме лингвистических знаний передать любовь к немецкой и мировой культуре, литературе. Читал и классику, и свои стихи. И сегодня нет-нет да всплывут его легендарные: «Hop, hop, hop! Pferdchen lauf in Galopp… (Гоп, гоп, гоп! Скачет лошадь галопом)». В них он как бы демонстрировал фонетические особенности языка, а мы слышали драйв движения.

Любить жизнь

— Мы тогда ничего не знали о личной жизни Эвальда Эмильевича, его прошлом (ведь наверняка по его жизни прошлась война, национальность тоже, надо полагать, была серьезным тормозом во многом), но нам по молодости все это было невдомек, – рассуждает одна из выпускниц университета Роза Гоппе-Катенёва. – И только сейчас, с высоты жизненного опыта, понимаешь, как надо любить жизнь, любить людей, чтобы так много успевать: заведовать кафедрой, преподавать, вести большую общественную работу, постоянно выступать в СМИ, писать научные труды, да еще и стихи на своем родном языке.

Этапы судьбы

Эвальд Каценштейн родился 11 июня 1918 года в Грузии. Большое влияние на него оказали родители, особенно отец. «Бухгалтер по профессии, был он в душе художником, – писал в своих воспоминаниях Эвальд Эмильевич. – Страстно любил самодеятельную сцену. Одинаково хорошо владел русским и немецким, сам писал на двух языках пьесы, стихи, песни и частушки, сам их исполнял».

Свои первые стихи маленький Эвальд написал еще в школьные годы. Тогда и зародилась в нем мечта стать писателем. Навстречу ей он в 1935 году отправился в Москву. Работал на строительстве метрополитена и одновременно учился на рабфаке, а через два года стал студентом Московского педагогического института иностранных языков. Занимался в литературной студии. Показывал серьезные успехи и в учебе, и в творчестве. Институт окончил с отличием. Летом 1941 года…

Война рушила планы, жизни. Дипломированный учитель отправляется на оборонные работы под Москвой, затем, призвавшись в трудармию, валит лес в Карелии. Простудившись, Эвальд серьезно заболел, лечился в московском госпитале. В 1942 году его демобилизовали и эвакуировали на Алтай. Поначалу учительствовал в сельской школе. Пытаясь восполнить нехватку учебников и книг, пишет стихи, рассказы для уроков, сценки для патриотических выступлений.

Заслуги Эвальда Каценштейна будут высоко оценены медалью «За победу над Германией в Великой Отечественной войне 1941-1945 гг.».

Барнаульское время

К концу сороковых его переводят в Барнаул. Сегодня барнаульцы, бывшие в ту пору школьниками, с благодарностью вспоминают уроки Каценштейна.

— Пятый класс. Мужская неполная средняя школа № 13, – рассказывает Александр Антошкин. – Абсолютно новым предметом был иностранный язык. Преподавал его Эвальд Эмильевич Каценштейн. Его метод сейчас называют методом глубокого погружения, то есть по возможности максимально ведется урок на преподаваемом языке. Помимо уроков он готовил с несколькими учениками постановку пьески на немецком языке и все время добивался правильного произношения. В 1995 году мне пришлось побывать в Германии в командировке. Вдруг вспомнились уроки Эвальда Эмильевича, и я выдал несколько фраз на немецком. На что хозяин фирмы заметил, что я хорошо владею языком…

И еще Александр Сергеевич цитирует запомнившиеся с тех самых пор стихи. Среди них знакомые уже строки: «Хоп, хоп, хоп…». Значит, уже тогда, в послевоенные годы, Каценштейн сложился не только как учитель, но и как поэт. Были переводы на немецкий, в частности, стихов Владимира Маяковского. Писал стихи и прозу, известность получил как детский поэт. Лучшие стихи вошли в сборники, которые пользуются популярностью и у современных малышей, – «Майстер-кляйстер», «Наш мир красив», «Обновление», «Карусель дружбы» и другие. Добрые, искренние, трогательные.

А еще он перевел на немецкий чудесные стихи Корнея Чуковского, Сергея Михалкова, Джанни Родари, многих казахских и алтайских поэтов. И сам литератор, и его коллеги отмечали – к стихам, особенно детским, он подходил очень серьезно, выверяя каждое слово и интонацию.

В 1971 году Эвальд Каценштейн стал членом Союза писателей СССР.

Наследие

Работая в сельхозинституте, а затем и в Алтайском госуниверситете, он вел активную общественную работу – являлся бессменным руководителем немецкой секции Алтайской краевой писательской организации. В последние годы жизни (его не стало в июле 1992 года) редактировал альманах «Унзер ворт» – немецкое приложение к журналу «Алтай», участвовал в работе немецкого общества «Возрождение». А еще с огромным азартом Эвальд Эмильевич участвовал в праздниках, детских представлениях, которые проводились в Русско- немецком доме.

Так случилось, что у Эвальда Эмильевича и его супруги Валентины Прокопьевны, великолепного педагога, своих детей не было, но они щедро дарили радость совсем не чужим для них юным барнаульцам.

Эвальд Каценштейн: «Любовь к человеку, особенно к детям, любовь искренняя и честная, жизнеутверждающая и требовательная – вот то главное чувство, без которого я не мыслю свое творчество».

С юбилейной выставкой из фондов ГМИЛИКА «Эвальд Эмильевич Каценштейн: «Стихи волшебной красоты рождаются лугами…», на которой представлено наследие поэта: фотографии, документы, письма, книги, – можно познакомиться до 29 июля по адресу: ул. Л. Толстого, 2.

Надежда Гончарова.