В сентябре на сцене театра кукол оживут герои Льюиса Кэрролла

Июнь 08 15:51 2018

На этой неделе в краевом театре кукол «Сказка» прошел первый прогон спектакля «Алиса в Стране чудес», который осенью откроет юбилейный 55-й сезон. Это уже третья нестандартная постановка в копилке нашего театра после «Черной курицы» и «Евгения Онегина».

Фото Юлии Неволиной

Перемены

Несмотря на вынужденный переезд, барнаульская «Сказка» уверенно набирает обороты – медленно и аккуратно перестраивает работу, ломает стереотипы, опровергает ложные представления о малышковости кукольных постановок.

— Сейчас мы ищем свой театр, который должен быть эксклюзивным, интересным и лишенным наскучивших клише, поэтому пробуем новое, приглашаем людей, которые не боятся браться за что-то необычное, – пояснила директор краевого театра кукол Надежда Васильева.

Первое, что было сделано в поиске своего стиля, – введение штоковых марионеток в «Черной курице». Позже в спектакле по одному известному пушкинскому роману стали появляться сложные предметы. Однако при всех этих преобразованиях общая концепция спектаклей не менялась – сохранилась классическая ширма, в прежнем русле осталась работа актеров, на каждого из которых приходилось управление только одной куклой. А вместе с «Алисой в Стране чудес» театр сделал огромный шаг вперед. К примеру, на полдюжины актеров теперь вдвое больше кукол разных типов, в том числе тантамаресок, штоковых марионеток, напольных и планшетных кукол, а также только что изобретенных нашими конструкторами напольно-планшетных с подвижными механическими деталями.

Как автор завещал

С инициативой оживления «Алисы» «Сказка» выступила сама, а вот взяться за ее реализацию осмелилась команда Московского камерного детского театра кукол.

— Мы уже имеем опыт работы с их художницей Ириной Хмарук. У нее свой почерк, интересный стиль, потому нам и захотелось продолжить с ней работу, – делится Надежда Геннадьевна. – К тому же она очень сложный, неординарный человек с большим потенциалом, и предлагать ей какую-то простую работу, разменивать на элементарные вещи, на мой взгляд, недопустимо. Вот и предложили ей такой самобытный материал. А поскольку она давно работает в тандеме с режиссером Валерием Баджи, то порекомендовала его и нам. Он оказался человеком ищущим, в некотором роде авантюристом, потому, наверное, и согласился работать с «Алисой».

Примечательно, что москвич не стал отказываться от концепции Кэрролла, а, наоборот, практически полностью воплотил сумасшедшую задумку в не менее безумной постановке. Причем восхождение зрителя на эту легкую волну помешательства происходит буквально с первых минут, когда сложные модульные красно-белые декорации начинают бешено перемещаться, хаотично распахиваться и крутиться во время затяжного полета Алисы в кроличьей норе. Кстати, большую часть времени девочка была настоящая (ее играла Анна Горбунова), но периодически она перевоплощалась: откушав зелье, обращалась в маленькую тантамареску, а слопав пирожок, разрасталась до таких размеров, что увеличенные в десяток, а то и больше раз плоские голова и конечности торчали со всех сторон ширмы.

В той же бредовой манере Червонная Королева (Виктория Бахарева) общалась со своим перчаточным супругом, которым руководила левая рука артистки. Он в свою очередь в неистовстве восхищался Чеширским Котом. Последний же больной фантазией возникал в невесомости: сначала очертания морды, затем широченная белозубая улыбка, далее глаза и нос. Все эти детали появлялись на сцене независимо друг от друга, а затем легко и ненавязчиво составляли наглую кошачью физиономию. Управляли всеми этими элементами, подвешенными на длинные нити, два человека. Они же были эхообразным голосом этого загадочного персонажа – вступая поочередно с запозданием, как в каноне, наделили это наяву парящее и вполне себе очаровательное существо чем-то мистическим и слегка жутковатым. Режиссер-таки постарался соблюсти лучшие традиции кэрроллизма.

В диковинку

Было в спектакле и кое-что необычное. Так, Белый Кролик (Дмитрий Капустин) пребывал в постоянной спешке не на своих двоих, а на моноцикле (как раз над его маленькой копией колдовали конструкторы), Шляпник ( Александр Сизиков) ловко ловил головными уборами летающие по сцене кастрюли и поварешки, а Червонный Валет (Валентин Уланов) выделывал замысловатые па с переворотами во время морской кадрили. К слову, большие танцевальные фрагменты, трюки, вокальные вставки, усложненные постоянными метаморфозами и частыми перестановками декораций, для актеров «Сказки» непривычны, однако и со своими задачами, и с бешеным ритмом они справились достойно.

Надежда Васильева: «Алиса в Стране чудес» — эксперимент, попытка взбудоражить театралов и развеять миф о детскости кукольных представлений. Мы уходим от направления, когда нужно веселить зрителя и этим его удерживать. Все-таки наша задача — заставить подумать. Этот спектакль для того и создан».