Часовой Родины: ветеран Пограничной службы Иван Бочаров охранял сухопутную и морскую границы страны

Июнь 07 15:17 2018

Накануне Дня пограничника и 100-летия создания Пограничной службы одного из старейших ветеранов пограничников Барнаула Ивана Бочарова поздравили депутат Государственной Думы Иван Лоор и председатель Алтайской региональной общественной организации ветеранов (пенсионеров) Пограничной службы Юрий Жердев.

Фото Андрея Чурилова

В свои 92 года Иван Михайлович бодр, читает и пишет без очков, а после рукопожатия поневоле начинаешь сомневаться в его возрасте. Но все верно. Его год рождения – 1926-й – начали призывать в армию в 1943 году, и, несмотря на то что 17 лет Ивану исполнялось только в декабре, 1 ноября он в Бийске, в учебном лагере, уже примерял военную гимнастерку.

Готовили из новобранцев минометчиков-пулеметчиков.

— А мы мальчишки были заморенные, – вспоминает ветеран. – Мне опорную плиту минометную на спину навесят, бежим, сержант командует: «Ложись!» Я падаю в снег. Команда «Вперед, бегом!», а я с этой плитой подняться не могу, хотя в ней весу-то было чуть больше 20 килограммов. Командир подойдет, как котенка, за шиворот меня поднимет, дальше бегу. Поэтому, наверное, и с немцами повоевать не пришлось. В феврале приехал представитель фронта за пополнением. Построились. Холодно, шинелишки не греют, кормили не досыта. Стоим синие все от голода и холода. Посмотрел он на нас. И то ли действительно мы для фронта не годились, то ли пожалел он нас, пацанов, но говорит начальнику училища: «Вы этих бойцов сначала откормите». И набрал группу из мужиков 1898 года рождения. Стариков, как нам тогда казалось.

На суше…

Так Иван Бочаров попал на границу, в Забайкалье, в 53-й погранотряд. Бийские холода по сравнению с забайкальскими показались сибирякам детской забавой. «Бойцы на заставе умудрялись по двое ватных штанов натягивать. Спасали монгольские тулупы с длинной, в ладонь, шерстью, но до того тяжелые, что от них плечи болели», – вспоминает ветеран.

Приходилось Ивану Михайловичу задерживать и нарушителей границы. Но кто такие эти нарушители, зачем переходили границу, бойцам, конечно, не объясняли. Пограничники доставляли задержанных на заставу, потом их увозили в отряд и дальше, в комендатуру. Осенью 1944 года пограничника Ивана Бочарова направили на кавалерийские (службу по охране границы несли на лошадях) курсы младших командиров в Иркутск. Кадровых командиров забрал фронт, и границе требовались специалисты. Вернулся пограничник на заставу младшим сержантом весной победного года. В августе с запада к восточным границам стали прибывать регулярные части.

— Мы этих солдат уважительно называли «битые». Все они прошли через фронт, – вспоминает пограничник. – Когда 8 августа 1945 года СССР объявил войну Японии, нас ночью по тревоге подняли, мы сняли кордоны с границы и вместе с войсками двинулись через Хинганские горы.

В память о том походе у Ивана Михайловича хранится благодарность Верховного главнокомандующего. Потом, когда исход той, по сути, молниеносной войны был предрешен, пограничников вернули на заставы, а добивать милитаристов остались только силы регулярной армии. В сентябре японцы капитулировали. (За ту войну медалью «За Победу над Японией» младший сержант Пограничной службы Бочаров был награжден в 1946 году).

…И на море

Советскому Союзу надо было наводить порядок на морской границе.

— Выбрали нас, несколько командиров, кто пограмотнее, и заставили писать сочинение. У меня было семь классов школы за плечами, и русский язык мне давался легко, я написал сочинение на отлично, и меня откомандировали на Тихий океан, в морскую пограничную школу. В бухте Перевозной, на берегу Амурского залива, мы сами построили палаточный городок, и из нас стали готовить радиотелеграфистов.

Кроме радиотелеграфа, пограничники изучали азбуку флажкового и светового семафора. Так Иван Бочаров стал морским пограничником сначала в 28-м отряде сторожевых кораблей, базировавшихся в Южно-Сахалинске, а затем в 52-м погранотряде сторожевых катеров.

— Катер был зверь, – вспоминает пограничник, – 25 узлов давал, это порядка 50 километров в час. Японцы зайдут в наши воды, мы как кружок вокруг них дадим, они сразу в дрейф, стоят на палубе, кланяются, как болванчики.

Когда в послевоенные годы началась репатриация японцев с Южного Сахалина, морские пограничники сопровождали суда с репатриируемыми до северных Японских островов. Так Ивану Михайловичу довелось побывать в портах японского острова Хоккайдо, куда в основном вывозились граждане Японии. До 1952 года охранял сибиряк морские границы Родины. Службу закончил в звании старшины 2-й статьи.

Секрет бодрости

Вернувшись в Барнаул, 13 лет работал на заводе механических прессов, в вечерней школе окончил десятилетку и школу мастеров, получил диплом мастера по холодной обработке металла. Почти четверть века трудился на Барнаульском шинном заводе. Многие барнаульцы знают скульптурную фигуру шинника и стелу на проспекте Космонавтов. Так вот, устройство постамента сделано руками Ивана Михайловича Бочарова и по его расчетам.

Секрет бодрости ветерана прост: пограничник многие годы занимался бегом, затем, с годами, перешел на ходьбу. Пять километров в день в любую погоду. И только с десяток лет назад перестал ежедневно обливаться холодной водой.

Иван Бочаров: «Как-то в санаторий меня отправили, в Новосибирск. Осень, сентябрь. Мы с соседом по палате с первого дня по утрам начали купаться в реке. Лечащий врач, как узнала, за голову схватилась, а потом прослушала меня, обследовала и говорит: «Купайтесь, Иван Михайлович, вам можно».