В МТА состоялась премьера спектакля «Алексей Каренин»

Май 29 14:22 2018

В Молодежном театре Алтая состоялась премьера спектакля «Алексей Каренин», поставленная по одной из последних пьес Василия Сигарева – талантливого уральского драматурга, умеющего во всем будничном и неброском увидеть космос. В ней автор попытался изменить акценты в известной толстовской истории, взглянуть на нее с позиции брошенного мужчины.

Фото Стаса Хазиева

С данной пьесой барнаульская публика уже знакома – ровно два года назад эта история звучала во время читок в Алтайском краевом театре драмы в рамках проекта «Время Ч». Теперь же главный режиссер МТА Денис Малютин предложил сценическую версию пьесы, где Каренин выведен из тени Анны.

В трактовке Сигарева трагедия Каренина не в том, что Анна полюбила другого, а в том, что она разлюбила его – несчастного, стареющего мужчину, оказавшегося совершенно лишним в жизни молодой жены. Местами даже становится не по себе от того, как автор, будучи человеком довольно молодым, описывает все муки старения Каренина, его метания и абсолютное бессилие перед обстоятельствами. Такая смена ракурса позволила взглянуть на Алексея Александровича, о котором после романа Толстого вспоминаются лишь некрасиво оттопыренные уши (благодаря школьной трактовке), совершенно с другой стороны. Герой словно обретает право на глубокие чувства, на страдание…

Кстати, попытку выделить Каренина из всех героев густонаселенного романа Толстого в 2009 году предпринял и кинорежиссер Сергей Соловьёв, который в роли супруга Анны увидел Олега Янковского, отчего Каренин тут же приобрел непривычный объем, мощь и глубину.

В спектакле МТА главную роль сыграл Анатолий Кошкарёв – актер, на роль старика тоже явно не подходящий. Однако если поначалу о возрасте Каренина начинаешь задумываться лишь при появлении Вронского – молодого самца, который и в первоисточнике особой глубиной не отличался (на сцене он то и дело, как жеребец, совершает странные телодвижения), то в самом конце Алексей Александрович предстает перед нами немощным стариком, с трудом передвигающимся по сцене. Каренина же (Алина Раченкова) – подчеркнуто молода и излишне жеманна. Перед публикой она то и дело предстает в образе Кармен, тем самым режиссер словно подспудно напоминает публике о схожей судьбе роковой красотки, давно ставшей литературным архетипом.

Решающая роль отводится в спектакле наваждениям Каренина, его видениям, которые слишком тесно соседствуют с явью. Воспаленная фантазия героя порождает весьма странных персонажей – громко хохочущих и нелепо извивающихся мужчин и женщин, к странным танцам которых время от времени присоединяется и Анна. Вообще, местами создается ощущение, что все происходящее на сцене совершается в голове героя. Вот только что Каренин страстно беседовал с Анной в своем собственном доме, а вот уже он расхаживает у окон дома княгини Бетси, подглядывая за Анной и Вронским. И это перемещение совершается по щелчку, без видимых сценических средств, как будто телепатически.

Сам же финал у Сигарева решен гениально – о гибели супруги Каренин узнает из уст медиума Жюля Ландо, в которого на время вселяется дух Анны. Но если в пьесе столь необычный прием не сглаживает финал, а, наоборот, его обостряет (Сигарев вообще не склонен к обнадеживающим концовкам – при всем сочувствии к своим персонажам автор старается придать судьбам героев максимальной трагичности, как в жизни), то Денис Малютин решил оставить персонажам хоть какую-то надежду. Создается впечатление, что Каренина, Серёжу и новорожденную Анну впереди ждет новая жизнь – светлая, другая.

В самом спектакле немало ярких пластических сцен, придуманных Татьяной Безменовой – известным хореографом из Москвы, которая давно сотрудничает с барнаульскими театрами. Еще, помимо основных ролей, хотелось бы выделить несколько ярких работ – это и Любовь Хотиёва, исполнившая роль графини Лидии Ивановны (в пьесе Сигарева она безответно влюблена в Каренина), и Роман Чистяков, сыгравший странного адвоката, больше напоминающего булгаковского Азазелло, чем защитника прав и свобод. Прекрасно справился со своей ролью и воспитанник школы-студии МТА Антон Гарварт, представший в образе сына Анны Серёжи.

Удивило, что на сцене отсутствует поезд, с которого, собственно, начинается история Карениных и которым она заканчивается. Зато из сцены в сцену кочевал увесистый черный диван, напоминающий гроб и словно указывающий на неотвратимость трагедии.