В семье барнаульских музыкантов хранится раритетная скрипка

Май 14 11:15 2018

Этой скрипке около ста лет. Она досталась в наследство музыканту оркестра краевой филармонии Анастасии Щепетильниковой от ее деда, всю жизнь проработавшего кузнецом.

Фото Алисы Тростниковой

Яков Александрович от зари до зари трудился с молотом у наковальни, а вечером брал в руки смычок и скрипку, чтобы излить душу музыке. Играл дома, в ресторанах – везде, где его хотели слышать. Играл на слух, не зная нотной грамоты.

— Он загорелся скрипкой уже в зрелом возрасте, услышал звуки скрипки в местном храме, – рассказывает Анастасия Щепетильникова. – Оказалось, служивший там батюшка в прошлом был скрипачом. Дедушке так понравилась скрипичная музыка, что он уговорил священника обучить его игре на инструменте. Но, видимо, он еще и обладал прекрасным слухом, что помогло ему без какого-либо музыкального образования овладеть смычком. Он музицировал не только для себя, деда приглашали выступать на публике, в рестораны. Меня больше удивляет другое – как можно играть на скрипке после тяжелой кузнечной работы! Тут после копки картошки-то пальцы с трудом разгибаются.

В тяжелое время Якову пришлось продать одну из скрипок, чтобы прокормить семью. А через десятилетия, когда его уже не стало, скрипка совершенно случайно вернулась в семью. Его младший сын Сергей, перенявший от отца любовь к скрипке и ставший профессиональным музыкантом, озадачился приобретением хорошего инструмента. Приехал по одному из объявлений, где ему предложили купить скрипку собственного отца. Он ее узнал по характерным надписям и переделкам. Ему было известно, что у инструмента отломилась головка и пришлось заменить деталь, на задней стенке которой сохранилась надпись латинскими буквами Conservatory Violin.

Ей нет цены

История умалчивает, как эта скрипка оказалась у Щепетильникова-старшего. Анастасия Сергеевна никогда не показывала ее оценщикам или мастерам, чтобы узнать происхождение инструмента и хотя бы из любопытства определить его антикварную ценность, – ведь скрипке на сегодняшний день должно быть не менее ста лет. «Сомневаюсь, что она представляет большую материальную ценность, – размышляет собеседница. – Впрочем, для меня это и не имеет значения. В первую очередь скрипка – семейная реликвия. И я горжусь, что она досталась именно мне».

Из трех дочерей Сергея Щепетильникова лишь Анастасия играет на скрипке. Две ее сестры стали профессиональными пианистками. Когда она отдала предпочтение струнному направлению, наверняка знала, вырастет – будет играть на дедушкиной скрипке. И спустя почти век скрипка продолжает петь в руках внучки Якова.

— У нее нежное, камерное звучание, – поясняет Анастасия Сергеевна. – Я бы даже сказала, женское. От деда осталась еще одна скрипка, на ней учился мой отец, так вот у нее более густой, низкий тембр, будто бы мужской. Хотя по внешним признакам она тоньше и изящнее моей. Я часто на ней играю, но не в оркестре, а дома, на конкурсах или экзаменах. Ведь чтобы скрипка хорошо звучала, она не должна молчать.

Музыкальный ген

Стоит сказать, музыкальная история династии Щепетильниковых еще древнее, чем скрипка Якова Александровича. Началась она в XIX веке, на территории нынешнего Казахстана, где проживала семья. Первым известным в семье кузнецом со слухом скрипача стал родственник Якова – Александр Осипович Щепетильников. Инструмент он освоил еще в детстве самостоятельно, без учебников и учителей. И все это в перерывах между кузнечным ремеслом.

В эти перерывы было сделано достаточно, чтобы навсегда вписать имя Александра Осиповича в историю музыкальной культуры Усть-Каменогорска. Именно он является основателем в 1914 году первого в городе камерного оркестра. По свидетельствам историков, без его участия в то время не проходило ни одного более-менее значимого культурного события. Когда открылись первые кинотеатры, то показ немых фильмов проводился в музыкальном сопровождении талантливого самородка. Его любовь к музыке передалась по наследству сыновьям – Николаю и Георгию. Они стали уже профессиональными скрипачами.

Однако музыкальный ген Щепетильниковых распространился не только на детей Александра Осиповича, но и по другим линиям родства. Династия подарила миру с десяток талантливых скрипачей, кларнетистов, саксофонистов, трубачей, пианистов. В их числе и Яков Щепетильников. Анастасия – музыкант в пятом поколении. Родители, сестры – все члены ее семьи тесно связаны с музыкой.

С конца 1990-х Щепетильниковы пишут уже музыкальную историю Алтайского края. В 1997 году в связи с известными событиями были вынуждены уехать из Казахстана. Выбирали между Новосибирском и Барнаулом. Столица Алтайского края привлекла Барнаульским музыкальным училищем. Ведь юная Анастасия только начала профессиональное обучение, и оно должно было соответствовать запросам музыкальной семьи. После окончания училища она поступила в Алтайский государственный университет и параллельно устроилась на работу в оркестр ГФАК, где трудится вместе с горячо любимым отцом вот уже 18 лет. Некоторое время они даже играли за одним пультом. Параллельно Анастасия преподает в музыкальной школе № 5, растит новое поколение барнаульских скрипачей.

Музыканты говорят, что для скрипки возраст не важен. Считается, чем она старше, тем лучше звучит. Есть даже теория, что за столетия структура деревянных волокон как-то меняется, и, как старое вино, скрипка начинает звучать лучше.