Лариса Владимирова о творческом пути, профессии актера и сценической жизни

Май 14 13:53 2018

За плечами актрисы, солистки-вокалистки Алтайского государственного театра музыкальной комедии Ларисы Владимировой театральный стаж длиною в 40 с лишним лет. За эти годы она сыграла практически во всех спектаклях, поставленных на сцене Музкомедии, и примерила на себя более 200 различных ролей.

2 мая Лариса Владимирова отметила 75-летний юбилей.
Фото Виктории Паршковой

Вопреки всему

С детства Лариса Владимирова была заводилой – собирала во дворе детвору, вывешивала белую простынь, усаживала жителей дома на скамеечку и устраивала концерты. Но родители не дали дочери уйти в искусство, считали, артистка – не профессия. Тем более скромная жизнь и младший брат, которого надо было поднимать, обязывали быть благоразумной, потому девушка и пошла по стопам родителей, отучившись в станкостроительном техникуме и отдав 14 лет жизни профессии технолога.

— Я всегда вела активный образ жизни, нутро так требовало: и в самодеятельности участвовала, и спортом – легкой атлетикой, и гимнастикой занималась. А как-то участвовала в постановке, и одна дама предложила мне попробовать поступить в Омское музыкальное училище. Вот и подала документы на вечернее отделение. Я ведь всю жизнь хотела быть артисткой, тем более у меня вроде бы и голос был, и схватывала все быстро. Только тогда я уже не юная была, а состоявшаяся, с сыночком на руках. Как сейчас помню комиссию, которая меня прослушивала. Русский с литературой для меня тьфу, ерундой были, а вот вока-а-ал, – с улыбкой смущения вспоминает актриса.

Затянула тогда Лариса Степановна русскую народную «Травушку-муравушку», да так чисто спела, с удивительной легкостью взяв высокую ноту в коде, что заведующая отделением не поверила своим ушам и попросила песню повторить, вдруг у нее случайно вышло. Но и на второй раз абитуриентка не подкачала, приняли.

С низов

Попав в закулисье Омской музкомедии артисткой хора и быстро перебравшись в актерский цех, молодая женщина поняла: пробиться будет непросто – каждый день приходилось доказывать, что ты достоин своей роли.

— Коллектив оказался очень тяжелым, – рассказывает Лариса Степановна. – Когда мне стали давать роли, артисты с презрением делили со мной одну роль. Приятного мало. Я человек стеснительный, не пробивной, во мне как не было, так и нет того, чтобы рвать, идти по головам. А мне ужасно хотелось утвердиться в актерской профессии, а не быть на подхвате. Тут-то и зашла речь о Барнауле. Приехала, как домой, ко двору пришлась и сразу вошла в репертуар. Ролей всегда было много, а работы выше крыши, грех жаловаться.

Не имея от природы большого голоса, Лариса Степановна практически всегда играет субреток и лирических героинь и в классических, и в современных постановках. Одной из самых первых ее ролей стала Маринка из «Бабьего бунта». Новичком, она не умела еще соразмерить темперамент, характер и возраст, которые надо бы показывать на сцене, потому играла себя. Тогда главреж театра Ирина Дубницкая ласково сказала: «Ларочка, вы такая серьезная. Будьте немножко дурочкой». Пришлось меняться.

Сцена лечит

Очень дорога Ларисе Владимировой роль Любаши Толмачёвой из «Севастопольского вальса». Актриса настолько прониклась героиней, так ее сыграла, что случайно спасла чужую жизнь.

— Во время гастролей у меня появилась поклонница, которая много лет писала мне письма. В одном из них она призналась: «У меня в жизни очень сложный период. Были моменты, когда мне не хотелось жить. Ваша Любаша вернула мне желание бороться, пережить, перемолоть свои неприятности». Это, конечно, дорогого стоит, – делится вокалистка.

Кстати, искусство спасает не только зрителей. Когда-то к юбилею комсомола в Музкомедии ставили «Настоящего мужчину», где Лариса Владимирова играла медсестру Лиду. Как назло, прямо перед сдачей постановки актриса подхватила страшное воспаление, нужно было срочно госпитализироваться, но долг не дал.

— Я, видимо, где-то простудилась, терпела долго, вот и запустила, – признается женщина. – Чуть живая, еле хожу, как ножом, живот режет при каждом шаге… Врач за голову схватилась, когда увидела мое состояние: срочно в больницу! А я не могу, ответственность. Но ничего, как-то отработала. И что ведь интересно, только выходишь на сцену – и все, ничего не болит. Ни-че-го. И вообще, только начнешь работать, как любые недомогания, боли куда-то уходят. И за это спасибо профессии.

Ни минуты покоя

Свой профессиональный успех Лариса Степановна выстрадала – ничего ей не давалось легко. В отличие от многих девчонок, которые мечтают об ошеломляющей карьере артистки, никакими иллюзиями себя не тешила, потому и не делала трагедии из-за очередной неудачи, которых в ее жизни было немало.

— Я брала настойчивостью, терпением – не могу сказать, что у меня кругом удача была, получалось, конечно, но не все. Это же только кажется, что тут делать нечего. На самом деле это большой труд, круглые сутки работаешь. А если идет постановочный процесс, так это же тихий ужас! Каждую минуту до тошноты в голове звучат мелодии, которые ты учишь. Уже сил нет, а они все там крутятся, крутятся. Вот я, когда технологом была и за столом сидела, чего-то там начертила, сдала и забыла. Тут – не забудешь, даже если захочешь, – смеется актриса.

Но при этом постоянном прокручивании заученных фраз бывают казусы, когда на сцене нужные слова вылетают из головы. Кстати, именно это снится в самых страшных актерских снах. Если по ночам спасенья нет, то наяву профессионализм всегда выручает.

— Я благодарна судьбе, что есть силы и возможность продолжать работу, лет-то мне уже прилично, – признается Лариса Степановна. – И мало того, что я хочу и могу выходить на сцену, надо, чтобы я еще была и нужна. Слава богу, с этим пока все складывается.

Лариса Владимирова: «И так всегда – что ни скажешь, все уже говорилось. Вот бывает какое-нибудь слово или фразу витиеватую завернешь, а потом вспоминаешь: это было в том спектакле, это – в этом. Своих мыслей-то уже как будто и не осталось!».