Ветеран Великой Отечественной Евгения Лысвей пишет книгу воспоминаний

Май 11 18:05 2018

Когда Евгения Лысвей рассказывает о войне, создается ощущение, что в ее жизни она была словно вчера – столь свежи и отчетливы воспоминания бывшей разведчицы-зенитчицы о тех страшных днях. Неслучайно несколько лет назад Евгения Алексеевна взялась фиксировать на бумаге все, что сохранила память. А родственники решили собрать эти воспоминания в книгу.

Свои воспоминания Евгения Алексеевна время от времени перечитывает и корректирует.
Фото Андрея Чурилова

Начало войны было страшным – Евгению Алексеевну с двухнедельным ребенком на руках спешно посадили в грузовик, особо не объясняя, что случилось. Так и эвакуировалась она из-под Ленинграда в том, в чем была. «Ехали в теплушках, часто останавливались из-за бомбежек, – пишет Евгения Алексеевна в своих тетрадях. – То едем вперед, то катимся назад. Доехали до станции Мураши в направлении Коми АССР. Я ехала голодной, ребенок уже не плакал, а пищал, так как молока у меня уже не было. В дороге он умер. А сама я еле на ногах стояла. Оказались мы в каком-то лагере. Там в один из дней ко мне подошла красивая белокурая женщина и подала две галеты и стакан горького напитка – настойку хвои. Все вокруг заговорили: «Это жена Тухачевского». Она ходила совершенно свободно, без охраны. Собирала женщин за ягодой морошкой, варила хвою, отпаивала ею больных».

Здесь же всех, восстановившихся от истощения, стали обучать военному делу. Учили ходить на лыжах, собирать и разбирать винтовку, надевать противогаз, отличать гранаты Ф-1 от РГД. Еще Евгении Лысвей объяснили, как распознавать в воздухе самолеты противника. По звуку она могла определить марку вражеского самолета, а на глаз – его расстояние до земли. И Евгении Алексеевне все это давалось с особой легкостью.

«В сентябре 1943 года нас, 18 девушек и 15 парней, перевели в отдельный зенитный артиллерийский дивизион, который базировался в Архангельске. Снова я разведчик. Там нам приходилось не только распознавать самолеты. Нас привлекали к разгрузке пароходов союзников, пришедших из Англии, США. К нам они шли груженные запчастями для самолетов, танками, продуктами, а обратно их отправляли с зерном и золотом. Вот эти золотые чушки, обрамленные в алюминиевый панцирь, весом каждая в 16 кг, мы, девчонки, и таскали. Бывало, падали от бессилия».

Запомнилось Евгении Лысвей, как на ее глазах только что нагруженный золотом пароход «Марина Раскова» был атакован с воды и воздуха. Он отошел от берега примерно на полтора километра, и в один миг судно разлетелось на части – все золото и пшеница ушли на дно.

«В один из майских дней я наблюдала за небом из ровика – с винтовкой наперевес, в руках бинокль. Вдруг кто-то громко прокричал: «Ура-а-а! Война кончилась!». Все остолбенели. Стоим молча. Вдруг взводный рявкнул: «Чего стоите? Война кончилась!». Все кинулись обниматься, целоваться, а я заплакала. Вспомнила письмо отца о том, что умерла мама…».

В свои 96 лет Евгения Лысвей на месте не сидит – встречается со школьниками, помогает детям и внукам на огороде. Лишь в последние годы родные стали приучать Евгению Алексеевну больше беречься, думать о здоровье. И на вопрос: «Для чего я так долго живу?» – ее внуки отвечают: «Для того, чтоб мы все родились!». А внуков у бабушки восемь.