Спартанец: Вячеслав Елистратов о своем спортивном пути и миссии легендарной спортшколы

Апрель 27 15:55 2018

В марте директору СШОР «Спарта» Вячеславу Елистратову исполнилось 50 лет. Будучи спортсменом, он выиграл все, что можно, побеждал на первенстве СССР по самбо, дважды был чемпионом мира. Сейчас он в роли директора своей родной спортивной школы ведет к вершинам подрастающее поколение.

Все, чему Вячеслав Елистратов научился в «Спарте», он передает нынешним воспитанникам школы.
Фото из архива Вячеслава Елистарова

Школа Ерёмина

— Вячеслав Юрьевич, с чего начинался ваш спорт?

— Изначально это было не самбо. Сначала я пришел в фехтование, потом – в баскетбол. А в 1978 году всем двором пошли во Дворец пионеров и школьников на самбо. Первый тренер — Александр Сергеевич Савилов. Это не был осознанный выбор. Куда все – туда и я. Пошли бы всем двором на футбол – стал бы футболистом. Какое-то время мы в ДПШ позанимались, потом я прекратил: ездить было далеко, да еще и заболел. А в 1979 году пошел в «Спарту» — наш год как раз набирал Владимир Николаевич Ерёмин.

— Родители к спорту отношение имели?

— Нет. Мама и папа работали на моторном заводе. Но мне в выборе не мешали, так что это был момент творчества, самоопределения. И с тренером мне повезло. Ерёмин развивал нас комплексно. Он и сам был разносторонний, например, был хорошим фотографом. С ним вместе ездили в спортивные лагеря. А еще у него была «Ява» — в 1982 году для пацанов это был космос. И он учил нас на ней ездить, позволял кататься.

— Летали с этой «Явы»?

— Летали. Но как Ерёмин делал – заднее колесо закапывал в песок по выхлопные трубы. Оно прокручивается, а мотоцикл на месте стоит. Тренер Ерёмин смотрел последовательность действий. Если все получается – разрешал трогаться «по-взрослому». И еще он давал много развивающих игр, наполняемость его групп была феноменальная. Через игры Владимир Николаевич нас нагружал – мышление развивалось, коллективное взаимодействие, и не уставали при этом.

Билеты по жребию

— Ваш первый серьезный успех – победа на первенстве СССР, 1987 год. Что было до этого?

— В призерах оказывался всегда. Не вундеркинд, но был неудобен в борьбе. Ерёмин давал нам большой спектр бросков, а ты уже сам подбирал, что эффективнее. Почему у меня получался такой специфический бросок, как обвив — да по природе просто ноги кривые, так что организм сам воспринимал, что нужно. Перед армией я выигрывал первенство Сибири по самбо, был пятым-шестым на первенстве СССР. Это позволило попасть в спортивный клуб армии в Новосибирск. Там уже по 300 дней в году тренировались. Мотивация была серьезная – если год прослужил и не попал в призеры первенства Вооруженных сил СССР, тебя возвращали в обычную часть на строевую службу. В 1987 году я на первенстве ВС стал третьим, меня прикрепили к сборной Союза, там уже тренировались со взрослыми, опыт получали колоссальный.

— Вы практиковали и самбо, и дзюдо?

— Получалось везде. В армии я выиграл молодежные игры Сибири по самбо и дзюдо. Когда появилась дилемма, где выступать на молодежных играх СССР, отправили по самбо. Вообще, раньше деление было жестким. Считалось, что самбо – это армейский вид спорта, дзюдо – динамовский.

— На чемпионате мира по самбо вы побеждали дважды. Какая победа была тяжелее?

— В 1991 году в Монреале. Как раз распался СССР, мы боролись как сборная СНГ. Нервотрепка была колоссальная. Время улетать – а у нас один билет на всю команду. Сейчас уже об этом можно говорить, спортивное руководство продало наши билеты. В итоге тянули жребий из армейской шапки. Я тянул третьим, и повезло – попался билет. Остальным пришлось покупать билеты самим, из девятерых это смогли сделать четверо. 600 долларов в 1991 году – колоссальные деньги.

— Как вас встретил Монреаль?

— Обычно. Таможня, автобус, гостиница, зал, соревнования. В конце дали три дня погулять по городу.

— Чем запомнился чемпионат 1992 года?

— Его я выиграл, уже борясь за Узбекистан, куда уехал по службе. У нас, самбистов, закон был – едешь только побеждать. Второе место считалось поражением. А через три года, в 1995 году, последний раз выиграв чемпионат Узбекистана, я закончил со спортом. Понимал, что спорт не прокормит, надо профессию получать.

Борьба за школу

— Ваш земляк Владимир Шкалов (пятикратный чемпион мира по самбо. – Прим. авт.) после окончания карьеры прошел большой путь в ЦСКА. Вы в армейском клубе остаться могли?

— Если бы не распад СССР, так и было бы. Шкалов к этому времени уже возглавлял самбистское направление ЦСКА, у него бы я и служил. Но страна развалилась, я оказался в Узбекистане.

— И что было дальше?

— Вернулся в Барнаул в 1996 году. Алексей Таскин, руководивший «Спартой», уехал в Германию. Ветераны спорта собрались и решили: школу должен возглавить свой, спартанец. Мне сказали: «Ты с именем, берись». Я и возглавил по незнанию.

— И как?

— Когда школа принадлежала моторному заводу, жила хорошо. Директор завода Владимир Захаров много для нас делал, сам даже приходил тренироваться. А когда начались передряги с передачей завода, нас начало лихорадить. Однажды даже встал вопрос о ликвидации «Спарты». Благодаря усилиям Губернатора, городских властей, директора «АТИ» Юрия Шамкова школу удалось отстоять: ее выкупили, передали в краевую собственность, потом в муниципальную. Благодаря этому «Спарта» начала оживать. Каждый год что-то подделываем, улучшаем: сначала отопление, потом воду, проводку, кровлю, фасад здания, нижний тренировочный зал. В этом году заключительный этап – отремонтируем детский борцовский зал и тренажерный.

— Вы все эти годы заняты только руководством, не тренируете?

— Сам не тренирую, но помогаю. Если вижу, что пацан стремится, но не получается что-то, базы не хватает, – подскажу, как сам делал. Кстати, после выхода на ковер таким отдохнувшим себя чувствую.

— В ветеранских турнирах не участвовали?

— Нет пока. Может, придет время.

Преемственность

— В «Спарте» чемпионов всегда было немало: вы, Шкалов, Таскин, другие имена. В чем секрет?

— Преемственность, которую заложил основатель Валерий Андреевич Метелица. Кто б сказал, что в 1970 году появится школа, а через восемь лет у нее уже будут свои чемпионы мира среди взрослых и молодежи, Шкалов и Таскин, – никто б не поверил. Но его мечта сбылась. И мы, уже четвертое поколение борцов, на взрослых смотрели большими глазами. Шкалов к этому времени уже был в Москве, а Алексей Таскин заходил в зал в костюме сборной СССР. И мне хотелось носить такой же, мечтал в костюме сборной страны на зарядку ходить. Лет через шесть-семь сбылось.

И мы учились у старших, которые нам с удовольствием помогали после своих тренировок. Со мной много работал Стас Белинский, тот же Таскин, Игорь Орлов.

В «Спарте» стараемся сохранить преемственность. У нас 12 тренеров – и опытные, как Сергей Белин, всю жизнь тут работавший, и молодежь. Например, наша воспитанница Ольга Байкина.

397 юных спортсменов тренируются в СШОР «Спарта».

— У вас также и дзюдо, и самбо?

— Да, не делим. С одной стороны, мы школа олимпийского резерва по дзюдо, и нужен результат. Но при этом дзюдо – более скоростной вид спорта. А если у спортсмена нет этого взрыва? В дзюдо упал на четыре балла – все, поражение. А в самбо легко можно отыграться.

— Сейчас почти все дети, занимающиеся единоборствами, хотят в будущем выступать в смешанных единоборствах. Как к этому относитесь?

— Это нормально. Федор Емельяненко тоже сначала занимался самбо, сначала был чемпионом мира по спортивному, потом – по боевому, после чего перешел в MMA.

— Если бы в годы вашей молодости вам бы такое предложили, согласились?

— А предлагали. Помните, Александр Карелин проводил бой по правилам MMA с японцем Маэдой. Ребята с Урала с японской стороной имели контакты, бились там. Предлагали и мне поехать в Японию, но не сложилось. Да и воспринимал я это как баловство, тем более Карелин с Маэдой справился.

— Сыновья по вашим стопам пошли?

— Старший занимался, но, видимо, я исчерпал все результаты. Сейчас ему 21 год, учится в Новосибирске. Младшему – 7, думаю, в его жизни будет и дзюдо, и самбо.

— Вы сами, отметив пятидесятилетие, о чем мечтаете?

— Все мысли связаны со «Спартой». В рабочее состояние ее привели, теперь нужно заниматься спортивной составляющей. Мы находимся в не самом удобном районе, на рабочей окраине. Жилья вокруг мало, рядом крупная дорога – не каждый родитель ребенка отпустит. Поэтому ушли в филиалы в общеобразовательные школы города. Там проходит начальный этап подготовки, потом уже те, у кого не пропадает стремление, переходят сюда, на проспект Космонавтов.

— Когда у «Спарты» будет новое мировое золото?

— Так было уже – полтора года назад Виктория Васильченко победила на юниорском первенстве мира. Но вот незадача – влюбилась и уехала в Челябинск. Так что будем воспитывать новых. Кстати, пользуясь случаем, приглашаю всех на международный 15-й фестиваль дзюдо, который пройдет с 1 по 3 июня.

Вячеслав Елистратов родился 4 марта 1968 года в Барнауле. Мастер спорта СССР международного класса. В 1987 году выиграл молодежное первенство страны в Твери, первенство мира среди юниоров в Италии. Победитель Молодежных игр СССР (1990 год), чемпион СССР (1991 год), победитель розыгрыша Кубка мира среди спортивных клубов (1992 год). Чемпион мира 1991, 1992 годов.