Сибирские Афины: от истоков к современности

Апрель 27 15:24 2018

Устройство культурного пространства современного Барнаула опирается на традиции, заложенные почти тремя столетиями, и особенности его исторической судьбы.

Московский проспект, сейчас – проспект Ленина.
Фото из архива Краеведческого музея

Концепция современного развития Барнаула как культурной столицы предусматривает обеспечение устойчивого развития и модернизации сферы культуры краевой столицы, повышение качества услуг, предоставляемых горожанам, развитие их духовного и нравственного потенциала, создание условий для межкультурной коммуникации, повышение инновационной и туристической привлекательности города. В основе же этой концепции лежат богатый исторический опыт и достижения прошедших веков, та особая атмосфера, отличавшая Барнаул от других городов.

Понимание умственных движений

Особая атмосфера, царившая в Барнауле в XVIII-XIX столетиях, сразу бросалась в глаза путешественникам, исследователям, участникам многочисленных научных экспедиций. Об этом свидетельствуют высказывания членов академической экспедиции Петера Симона Палласа и Иоганна Петера Фалька, профессора-ботаника Карла Фридриха Ледебура, немецкого ученого-энциклопедиста Александра Гумбольдта, горного инженера Егора Петровича Ковалевского, геолога Григория Ефимовича Щуровского, географа Петра Александровича Чихачёва, немецкого ученого-зоолога, автора знаменитой «Жизни животных» Альфреда Эдмунда Брема и многих других.

«Барнаульцы – народ очень общительный, и гостеприимство настолько присуще всем, что я не встречал нигде ничего подобного, – писал в своем дневнике Карл Ледебур. – В обществе господствует приличный тон… Среди горных офицеров нередко встречаются люди образованные, которые воспитывались в Санкт-Петербурге, в Горном кадетском корпусе, и побывали затем на средства Кабинета за границей для изучения горного дела и избранной специальности. Многие из них весьма музыкальны и охотно принимают участие в общих развлечениях».

Альфред Брем также считал, что «жизнь здесь более интеллектуальная, чем в других сравнимых по величине городах. …В Барнауле существует понимание всех умственных движений, этими поездками (в Петербург. – Прим. авт.) они постоянно освежаются».

Павла Небольсина в Барнауле больше всего поразило желание и умение жителей рассказать о сереброплавильном производстве и других сторонах городской жизни. «На горных кабинетских заводах приезжий ли, тутошний ли житель испросит дозволение или изъявит желание осмотреть знаменитый завод – ему в ту же минуту дается согласие, – писал автор «Заметок на пути из Петербурга в Барнаул». – На сереброплавильном заводе, например, в Барнауле посетитель с самым горячим любопытством выслушает понятную, краткую, блестящую лекцию о добыче серебра и своими глазами тут же на месте проверит ее… усвоит себе отчетистое знание и о здании завода, и о его механизме, и о силе его машин, и о усовершенствованиях, произведенных при таких-то приемах, и о плате рабочим, и о их состоянии, и о разделении занятий, и о переходах данного вещества из одного вида в другой и из одной формы в другую».

В 1825-1839 годы на Демидовской площади был сооружен обелиск в ознаменование 100-летнего юбилея горной промышленности Алтая, который стал своеобразной визитной карточкой города.

Первая библиотека

В шестидесятые годы XVIII столетия в Барнауле была основана техническая библиотека. Ее начало было положено начальником округа А.И. Порошиным, который привез с собой небольшое количество книг. Первый каталог библиотеки, составленный 27 января 1764 года, включал всего 87 томов. В последующие годы горным офицерам, сопровождавшим караваны с серебром в Петербург, поручалось закупать там книги как по горному делу и технике, так и по географии и истории. По всем показателям барнаульская считалась одной из лучших научно-технических библиотек в России.

После упадка горного дела библиотека перестала пополняться и 28 мая 1911 года была передана в ведение Алтайского подотдела Западно-Сибирского отдела Русского географического общества. Ко времени революции ее фонд насчитывал около 40 тысяч томов. В марте 1926 года по распоряжению Сибкрайисполкома библиотеку передали Обществу исследования Сибири и ее производительных сил в Новосибирске, а впоследствии она была просто растащена.

Театральный дом

Пётр Семёнов-Тян-Шанский особо подчеркивал, что «эстетические наклонности горных офицеров проявлялись не только в убранстве их комнат и изящной одежде дам», на что обращали внимание поверхностные наблюдатели, «но и в знакомстве как с научной, так и с художественной литературой и, наконец, в процветании барнаульского любительского театра, который имел даже свое собственное здание».

Театральное дело в Барнауле имеет давнюю историю. Как известно, родоначальником русского театра считается Фёдор Волков, который в 1750 году дал первое публичное представление в Ярославле, а затем стал актером в официально утвержденном 30 августа 1756 года Русском для представлений трагедий и комедий театре, положившем начало Императорским театрам России.

Через 20 лет, в 1776 году, «театральный дом» на 110-120 зрителей был построен на далекой окраине России, в Барнауле, где местный любительский коллектив, состоявший из горных офицеров и инженеров, регулярно устраивал спектакли. Он располагался на современной улице Пушкина, в районе бывшего кукольного театра «Сказка». Любопытным является факт, что Соединённые Штаты Америки, считающие себя едва ли не центром мировой цивилизации, только-только объявили о своем образовании (4 июля 1776 года).

Особый колорит архитектуры

Среди сибирских городов Барнаул выделялся и своим архитектурным обликом.

Здания в стиле классицизма, украшавшие Демидовскую и Соборную площади, Петропавловскую улицу (линию), дали основание современникам называть его «уголком Петербурга» и отмечать как наиболее благоустроенный и красивый город Азиатской России. Здесь работали профессиональные архитекторы Андрей Иванович Молчанов, Лаврентий Иванович Иванов, ученик знаменитого зодчего Карла Росси – Яков Николаевич Попов.

В 1785 году произошло важное событие, которое на долгие годы предопределило внешний облик города, – был составлен Генеральный план Барнаула, который утвердил необходимость застройки города по строгим линиям с образованием кварталов. Улицы (линии) располагались параллельно Барнаулке, переулки – перпендикулярно реке и улицам. Подобный принцип застройки был сохранен на долгое время, и сегодня планировка старого Барнаула полностью ему соответствует.

Непередаваемый колорит городу придавали барнаульские храмы: строгий Петропавловский собор, богатейшая «купеческая» Одигитриевская церковь, изящная и поражающая своим внутренним убранством церковь Димитрия Ростовского, где имелись великолепные иконы, полотна итальянских мастеров, картины академика живописи Михаила Ивановича Мягкова. Начальник Алтайского округа Василий Ксенофонтович Болдырев в письме к епископу Томскому и Семипалатинскому Макарию писал, что Димитриевская церковь «есть домовая местного горного училища… Оную же посещают во все торжественные и воскресные дни и в ней же говеют воспитанницы и воспитанники почти всех учебных заведений города». В заключение автор письма отмечал: «Таким образом, если храм имеет вообще воспитательное значение, то церковь Димитриевская по преимуществу».

Кроме церквей, общественных зданий и учреждений, весьма благоприятное впечатление производили и дома барнаульских обывателей. Пробиравшийся в Европейскую Россию с «серебряным караваном» ссыльный писатель Леонид Петрович Блюммер был ошеломлен Барнаулом. «Я никогда не видел такого маленького роскошного города, – писал он в очерке, опубликованном в журнале «Отечественные записки» в 1875 году. – Не только избушек, но даже деревянных устаревших домов было решительно не видно: все выглядело новым, с иголочки. Блестящие стекла, блестящая медь на оконных рамах и дверных ручках и эта блестящая черная краска на стенах домов делали улицы решительно парадными… Маленький городок был очень роскошен: я не воображал себе таким даже голландского города негоциантов Брука, где на улицах есть паркет и где никто не ездит в экипажах».

Центр торговли и производства

После отмены обязательного труда на алтайских предприятиях Барнаул несколько изменил свое лицо: из горного города он стремительно превращался в крупный сибирский торгово-промышленный центр. По свидетельству Григория Николаевича Потанина, к началу XX столетия «…Барнаул из горнопромышленного города обратился в склад хлеба, масла и сельскохозяйственных машин. Обозы с углем исчезли, а пристани завалены бочонками, мешками, жнеями, сенокосилками и плугами».

В городе активно велось каменное строительство, возводились крупные универсальные магазины с зеркальными витринами и богатым интерьером, здания общественных учреждений, жилые дома. В 1867 году начал работать телеграф, в 1908-м – городская телефонная станция. Росло благосостояние его жителей. Торговая сеть Барнаула накануне Первой мировой войны при населении города в 70 тысяч человек насчитывала около 500 магазинов и лавок, из которых 160 торговали бакалейными и гастрономическими товарами, 28 – одеждой и обувью, 29 – шубами и валенками, 25 – мясом и колбасами и т.д. «Едва ли кто будет оспаривать, – писал корреспондент газеты «Сибирская жизнь» 3 октября 1907 года, – что Барнаул самый сытый и самый благополучный из всех городов нашего обширного Отечества».

Особое внимание в начале XX века уделялось сфере городского благоустройства. В 1914 году под руководством заместителя городского головы М.Н. Еремеева был разработан комплексный план развития городского хозяйства, включавший в себя строительство крупной электростанции, проведение водопровода и канализации, мощение улиц, постройку комплекса торговых, учебных, административных зданий и проведение электрического трамвая. Однако война и последовавшие затем революционные события помешали реализовать эти масштабные проекты.

Барнаульское общество

Серьезные перемены наблюдались не только в экономической жизни города, но и в сфере культуры, в которой продолжали сохраняться важнейшие особенности предыдущей эпохи. Увеличивалось количество учебных заведений и культурно-просветительных обществ.

Одним из лучших в Сибири было барнаульское Общество попечения о начальном образовании, основателем которого в 1884 году являлся страстный поборник народного просвещения Василий Константинович Штильке. В его работе принимали участие чиновники, предприниматели, простые горожане, оказывавшие помощь Обществу денежными пожертвованиями и личным участием. Благодаря деятельности Общества в Барнауле были открыты две начальные школы, Нагорная и Зайчанская, в которых обучались дети беднейших горожан, две воскресные школы для взрослых, две бесплатные школьные и одна городская библиотека, первый в городе книжный магазин, организованы народные чтения и любительский театр, городской сад, ставший любимым местом отдыха барнаульцев, детские площадки, карусели.

В зимнее время силами Общества на Демидовской площади заливался каток. Особенно часто каток посещали учащиеся Барнаульского окружного училища. Известный барнаульский бытописатель, чиновник Кабинета Евгений Поликарпович Клевакин, писал: «У воспитанников, хотя и не у всех, имеются английские коньки. Я полагал, что это дети состоятельных родителей, и спросил у одного: «Что стоят коньки?» «Не знаю, – был ответ, – они казенные». «Как казенные?» «Не знаю, нам сказали, что казенные, так я и отвечаю». «Верно, скрывает, – подумал я. Не может быть, чтобы на средства Кабинета Его Императорского Величества покупались для воспитанников коньки. Поэтому я переспросил нескольких воспитанников и от всех получил ответ, что коньки казенные».

1000 мест. Самым масштабным проектом в Барнауле стал Народный дом, построенный на средства членов Общества попечения о начальном образовании, Кабинета Его Императорского Величества и сибирских предпринимателей.

Александр Старцев.

Сибирские Афины: три века культурных традиций горнозаводского города

Сибирские Афины: уникальное наследие