В Барнауле прошел вечер памяти театроведа Ирины Свободной

Апрель 23 15:47 2018

В рамках традиционного цикла «Друзей моих прекрасные черты…», который является неотъемлемой частью фестиваля «Барнаульская весна», прошел вечер памяти Ирины Свободной – известного театроведа, которую друзья и коллеги называли «человеком-театром».

Фото Андрея Чурилова

Жизненный виток

Не стало Ирины Свободной в 2013 году. Однако ее невероятная любовь к театру, пронесенная через всю жизнь, оказалась увековеченной в целой серии издательских проектов, в том числе и в вышедшей недавно в свет Театральной энциклопедии Алтайского края.

Мало кто знает: несмотря на то что вся жизнь Ирины Николаевны связана с Барнаулом, семья ее родом из Петербурга. В Сибирь предки Свободной перебрались, спасаясь от войны, – сначала в Новосибирскую область, в Барабинск, а потом и в Барнаул.

Сама Ирина Николаевна всегда мечтала стать журналистом. Причем в этом ее даже поддержал отец-грузин, который готов был отдать 40 баранов за место на журфаке в Тбилисском университете. Но она взяла и в 17 лет родила ребенка – своего первенца Феликса. После этого папа в дальнейшей судьбе Ирины Николаевны участия не принимал.

Окончив с отличием барнаульское культпросветучилище, Ирина сначала поступила на заочное отделение только что открывшегося в нашем городе института культуры (это позволяло ей работать в ТЮЗе у Захара Китая), а потом отправилась в Москву, где стала студенткой знаменитого Щукинского училища. По окончании «Щуки» Ирина Свободная отказалась от распределения и вернулась в Барнаул, где при Алтайском государственном университете основала студенческий театр «Плот», который одно время даже называли «барнаульской Таганкой». Правда, позже этому театру пришлось перебраться в ДК химиков, где он перевоплотился в театральную школу-студию «Дебют». Именно из нее вышли в театральный мир 17 профессиональных артистов (в их числе Юлия Юрьева, Елена Кегелева, Виктор Синицын, бывшая актриса алтайского Драмтеатра, а ныне артистка Пермского академического «Театра-театра» Наталья Макарова).

А потом Ирина Свободная поступила на работу в Алтайский краевой театр драмы, где она раскрылась как завлит, всерьез увлеклась историей театра, даже поставила свой спектакль по известной пьесе Робера Тома «Восемь любящих женщин», который с успехом шел на протяжении нескольких сезонов.

Тесное сотрудничество с режиссерами, ставящими в разное время спектакли на алтайской сцене, не раз становилось поводом для приглашений в ведущие театры страны. К примеру, в 2005 году Ирину Свободную позвали на работу в легендарный Александрийский театр, но она отказалась. В большей мере потому, что это предложение совпало с эпохой Владимира Золотаря в алтайской Драме. И Ирина Николаевна предпочла Александрийскому театру работу с талантливым режиссером.

«Моя Свободная»

Не случайно сама встреча началась с архивной телепередачи, снятой в 2005 году на ТВ «Катунь». С экрана Ирина Свободная рассказывала о репетициях спектакля Владимира Золотаря «Долгая жизнь дождя» по пьесе Александра Строганова. Кстати, именно Ирина Николаевна многое сделала для того, чтобы при театре работала творческая мастерская алтайского драматурга.

— Увидел маму на экране – и дыхание перехватило, – выступил сын Ирины Николаевны, режиссер Марат Свободный. – Для меня и брата Феликса это был главный человек в жизни. Мы буквально с рождения впитывали любовь к театру, исходящую от мамы. А она этим жила. Если помните, зайдешь к ней в кабинет – она говорит по телефону и улыбается. И вообще, она почти всегда лучилась, потому что любовь ее переполняла – к работе, к людям, к театру…

Как вспоминает актриса Театра драмы Галина Зорина, Ирина Николаевна не просто любила театр, актеров, она обожала все это. И в этой ее любви даже было некое преувеличение – все, что было связано с театром, она боготворила. А заместитель председателя Алтайского отделения Союза театральных деятелей Ольга Казаковцева обратила внимание присутствующих на многоликость Ирины Свободной, в которой уживались и драматург, и актриса, и режиссер, и исследователь, и завлит…

— Каждый, кто в жизни сталкивался с этим человеком, может рассказать свою историю под названием «Моя Свободная», – говорит заместитель директора по науке Государственного музея истории литературы, искусства и культуры Алтая Елена Огнева, подхватившая после смерти Ирины Свободной ее главное дело – создание Театральной энциклопедии Алтайского края. – У меня тоже есть личная история. С Ириной Николаевной я познакомилась в 1992 году, устроившись в музей. Помню, кабинет Ирины Свободной располагался на первом этаже и напоминал шкатулку – его окна были украшены драпированными шторами с ламбрекенами, на столе стояла лампа с абажуром, от которой исходил теплый приглушенный свет. И она, чтобы поведать суть своей работы, начала рассказывать о театре. Для меня это стало путешествием во времени. Казалось, Ирина Николаевна была очевидцем событий многолетней давности. Слушая ее, можно было уловить запахи, атмосферу той или иной эпохи. Судьбы давно ушедших артистов она пропускала через себя, переживала за незнакомых людей, словно они были родственниками. И еще поражала работоспособность этого человека. В дни, когда музейщики должны были предоставлять отчеты о проделанной работе, кто-то демонстрировал наработки, скажем, в один килограмм, кто-то в два-три, а Ирина Свободная – в 20! Ей даже говорили – дескать, разве можно так хорошо работать, ведь на вашем фоне проигрышно смотрятся другие…

Елена Огнева: «Судя по наработкам Ирины Свободной, я убеждена: у Театральной энциклопедии мог быть и второй том, и третий. Но мы знаем, что история не терпит сослагательного наклонения. Даже того наследия, которое оставила после себя Ирина Николаевна, могло хватить на несколько жизней».