В Барнауле вышла книга о поэте Иване Фролове

Апрель 20 13:23 2018

Железнодорожник с 30-летним стажем, писатель и краевед по призванию Владимир Шнайдер много лет занимается восстановлением и сохранением памяти о талантливых, но многими забытых алтайских писателях. Последняя его работа «Иван Фролов – биографический очерк» посвящена жизни и творчеству нашего талантливого поэта. Она вышла 9 апреля, как раз в день 100-летия литератора. Книга издана в рамках серии «Имена Алтая».

Фото предоставлено Владимиром Шнайдером

Семейный подряд

Как признался краевед, железная дорога случайно стала его жизнью – он всегда мечтал преподавать русский язык и литературу или историю, даже когда-то поступил в бийский пединститут.

— Потом началась перестройка, все посыпалось, и я понял: преподавательская деятельность меня не вытянет, и убежал в техникум учиться на железнодорожника. Об этом, кстати, не жалею. Железная дорога – она кормит. А литературу и историю я и так не забросил. Только увлечения мои здорово мешают работе. График плотный, поэтому на них остаются ночь, выходные и праздники, – делится Владимир Шнайдер.

Выручает писателя сын Герман – он собирает материал, а отец обрабатывает. В течение последних шести лет семейный тандем плотно трудился над восстановлением биографий сразу пяти алтайских писателей. Часть из них, в частности, Виктора Попова, Николая Чебаевского, а теперь и Ивана Фролова, уже увидели свет. Остальные очерки появятся в скором времени – о Петре Бородкине в начале лета, а о Николае Павлове в декабре.

— По одному автору работать не интересно. Отправить запрос и сидеть без дела в ожидании ответа смысла нет. Если так работать, за всю жизнь три книжки напишешь, не более. А мы идем набором, поэтому и книги выходят одна за одной, – поясняет литератор.

Кстати, все очерки выходят в аккурат в канун юбилеев писателей. По словам авторов, изначально это не планировали, а вот позже стали подгадывать.

Аферист по натуре

— Фролов, как Гагарин, тоже первый, а кто знает, что такой писатель был? – сетует Владимир Шнайдер. – Он стоял у истоков основания журнала «Алтай», был первым руководителем писательской организации на Алтае. С его историей, пожалуй, было интереснее всего работать. У остальных судьбы менее детективные. Этот же очень деятельный был, со складом характера вроде афериста. Он столько легенд себе напридумывал! Даже дата рождения – везде пишут, что он рожден 19 апреля, – и та выдумка.

В результате семьей Шнайдер был развенчан не один миф. Иван Ефимович твердил, что окончил томский институт, на самом деле образование у него было сельское; говорил, что занимал хорошую должность в школе, а этого не было; хвастался, что работал в газете, и то неправда… А его никто и не проверял, ведь коммунист да к тому же офицер врать не станет. Вообще этим выдумкам было мало-мальское объяснение: крестьянскому сыну из поселка Колыбелька Новосибирской области было неловко признаваться, что до войны он ходил с бороной да лошадей с коровами пас.

— Он был такой пробивной дядька, характерный. И как бы то ни было, правду нужно сказать. Судят же не по тому, учился человек или не учился. По делам судят.

По крупицам

В биографии Ивана Фролова много белых пятен, и, чтобы все их обнаружить, краеведы делали запросы в десятки городов России и ближнего зарубежья, где когда-то бывал поэт, в мелочах восстанавливая его судьбу. К примеру, говорили, что он никогда не был женат и не имел детей. На самом деле и супруга была, и ребятишек двое осталось.

Долгое время не было достоверно известно, где похоронен литератор, хотя толки ходили разные. Чтобы обнаружить это место, семейный подряд вместе со студентами на несколько раз цепью прочесывал старое городское кладбище ровно так же, как и партизаны в войну прочесывали лес. Поиски успехом не увенчались, а спустя время место захоронения указала дочь поэта Надежда Ивановна, которая по сей день живет в Барнауле. Теперь могила восстановлена и находится под охраной.

Увековечить память первого писателя Владимир Александрович планировал и мемориальной доской, однако дом легендарной личности, который раньше высился за Краевой детской библиотекой им. Н.К. Крупской, что на проспекте Строителей, давно снесли.

Зарекомендованный

— Чтобы добывать точную информацию, попадать в архивы, получать документы, нужны логика, опыт и хорошие связи, – продолжает Владимир Шнайдер. – У меня в этом деле были хорошие учителя в лице широко известного бийского краеведа Бориса Кадикова, с ним меня свела судьба еще в 1990-м. Алтай и наше купечество, которым мы с Германом тоже занимаемся, он знал безупречно. Благодаря его рекомендации меня допускали к засекреченным архивам НКВД, где я, закрытый в спецхранилище, работал под копирку.

Если раньше свои связи краевед использовал больше в работах о купцах, то теперь активно применяет в делах с писательскими судьбами, знает где, как и что спросить, чтобы получить нужную информацию. К слову, его очерками об алтайских авторах заинтересовались и в Новосибирске, и в Питере, и в Москве.

— Они-то думали, наверное, что у нас тут два инвалида, которые вроде как на бересте пишут. А когда мы им весь материал вывалили, они опешили. Говорят: «У вас там жизнь такая, что хлеще, чем у нас в столице будет!» – с гордостью отмечает писатель.

МНЕНИЕ ЭКСПЕРТА

Анатолий Кирилин, ответственный секретарь Алтайской краевой писательской организации:

— Я, как и многие, с нетерпением ждал выхода этой книги – в источниках очень мало информации о Фролове. Как-то откопал архивную радиопередачу о нем, так это просто безобразие! Больше всего отмечено, что он зазнался и пьянствовал. Очень жаль, что у нас так и не научились отделять творческую личность от личности кухонной, бытовой. Это очень разные понятия. Поэтому особая благодарность Шнайдеру за то, что теперь занавес в жизнь Ивана Ефимовича будет приоткрыт. Он был писателем с устойчивой географией, который четко знал, где его Родина и чего она стоит. В каждом втором, если не в первом, его стихотворении Алтай, Кулунда, степь, хлеб… Удивительно, насколько мы отошли от этой традиции.

Иван Фролов дотошно относился к своей жизни, запечатлевал каждый звук о себе. Так, о «Телефонистке», стихотворении, которое принесло ему известность, он написал: «Около 1000 изданий, 57 раз передавалась по радио, 28 780 раз читалась с эстрады в 82 городах СССР и за рубежом. Вошла в антологию русской советской поэзии».