Такая игра: Виктор Волынкин

Апрель 19 09:43 2018

Глядя на Виктора Волынкина, и не скажешь, что он разменял восьмой десяток. Подтянутый, энергичный, до сих пор при деле – руководит барнаульской ДЮСШ № 7. И не думает о пенсии.

Фото из архива Виктора Волынкина

Футбол и хоккей

— Виктор Михайлович, говорят, вы до сих пор и в футбол, и в хоккей играете.

— Да, обязательно. Без движения жизнь не представляю. Зимой в зале играем в футбол и на льду ДЮСШ им. Черепанова в хоккей. Собираемся с ветеранами, молодежь подключается – те, кому еще лет по 50. В «физике» им не уступаю. А по воскресеньям обязательно лыжи.

— Вы с детства в спорте?

— Да. Родился я в селе Журавлиха Первомайского района. Когда мне было четыре года, переехали сюда. Мама работала на БМК, на Прудских ей дали квартиру. Там приобщение к спорту и прошло – не только у меня, а у всех друзей. На берегу Барнаулки были большие песчаные площадки, там с утра до вечера играли в футбол. На территории нынешнего ТРЦ «Плаза», бывшего ГИПП «Алтай», в то время было болото. Оно рано замерзало, и с первыми морозами там играли в хоккей. А уже в 1962 году мы пошли на площадь Спартака, где была хоккейная коробка и располагалось спортобщество «Труд». Там уже организованно занимались и футболом, и хоккеем.

— Во времена моего детства район Прудских был неспокойным. А во времена вашего?

— Тоже. Ожесточенные схватки были улица на улицу. Что при этом не мешало всем вместе играть в футбол.

— Душа к чему больше лежала, к футболу или хоккею?

— К футболу, он мне казался более зрелищным. Плюс хоккеем я начал заниматься поздно. Обычно лет в семь-восемь на коньки встают, а мне родители их купили, когда уже было одиннадцать.

От «Темпа» к «Динамо»

— Вы игроком еще застали «Темп». Что в те годы представлял барнаульский футбол?

— Это был большой праздник, весь город шел на стадион. В команде были личности, мастера – Анатолий Федулов, Борис Брыкин, Владимир Скориченко, Николай Перевозчиков. И я пацаном оказался среди них. Тяжело было начинать, не было техники, функциональной подготовки. Много работал индивидуально. Школа была на Ленинском, и вот я по утрам по дороге на учебу рывки по кварталу делал, отрабатывал скоростную выносливость.

— Как, кстати, проходил переход от «Темпа» к «Динамо»?

— «Динамо» тогда было мощной структурой МВД, все команды имели приличное обеспечение. Местное УВД возглавлял тогда генерал Евгений Дорохов, настоящий фанат футбола. Он переговорил с директором «Трансмаша» Александром Колосовым, к которому относился «Темп», и после этого 5 мая 1969 года команда перешла в структуру «Динамо». Сезон 1969 года мы уже под этим названием проводили. Не думаю, что это было болезненно, костяк команды сохранился. Перед этим пришло большое количество молодежи, из-за смены поколений выступили неудачно.

И краевой совет «Динамо» решил усилить команду москвичами, приехала большая плеяда во главе с Геннадием Гусаровым, участником чемпионата мира. После этого стали прибавлять в результате, зрелищности.

— Сейчас профессиональные футболисты – люди обеспеченные. А в ваши годы?

— Тогда ребята, игравшие на первенствах края и города, получали больше, чем мы, мастера. У нас, как сейчас помню, 144 рубля зарплата и 34 рубля премиальные. А на край играли команды «Геофизики», «Трансмаша», моторного завода, шинного – мощнейших предприятий, где могли позволить хорошие зарплаты. У их игроков по 300-400 рублей выходило.

Минуты счастья

— Наш главный редактор часто говорит, что стоило Волынкину получить мяч, стадион тут же начинал скандировать: «Волына! Волына!».

— Да, было такое. Аж мурашки по всему телу. Я брал мяч на правом фланге, и сначала на трибунах начинался топот, потом скандирование. Невероятные ощущения, самые счастливые минуты в моей жизни.

— 1973 и 1974 годы в вашей игровой карьере были лучшими?

— Да. Тогда команду возглавил Станислав Каминский, подтянул дисциплину, увеличил нагрузки. Ребята, кто начинал в конце 1960-х, приобрели опыт. В общем, вышли на новый уровень, два года были хорошие результаты. В 1974 году заняли первое место в зональном турнире второй лиги первенства СССР, попали в финальную «пульку», которая проходила в Харькове. Вместе с нами играли Киров, Брянск, Караганда и рижская «Даугава». Играли неплохо, все решалось в матче с Кировом. Чтобы пройти наверх, нужна была победа, а сыграли вничью.

— Вас из «Динамо» в другие команды звали?

— Однажды пошли разговоры про Усть-Каменогорск. Еще из московского «Динамо» приезжали представители, смотрели игры в Барнауле. Но дальше этого дело не пошло. Может, моя игра не устроила, может, еще что-то было.

— Ваш самый памятный матч и гол за «Динамо»?

— Самый памятный матч был за «Темп» против «Политотдела» в 1968 году. Меня выпустили в старте, мы выиграли 1:0, Борис Брыкин с моей передачи забил гол. Через все поле точный пас ему отдал. За игру «пятерку» от Фомичёва получил. А самый памятный гол – в ворота Улан-Удэ. Даже фото сохранилось, как ребята поздравляют.

С Зиновием Биленем разыграли комбинацию, вышел к воротам, на замахе обыграл защитника и забил. Голов-то у меня немного было, всего 15. А вот с моих передач забивали часто.

— Кстати, на фото тех лет вы с бакенбардами.

— Да. Моим кумиром был Джордж Бест (полузащитник «Манчестер Юнайтед». – Прим. авт.). Вот под него бакенбарды отрастил, долго их носил.

— Вся история «Динамо» прошла перед вашими глазами. Какая команда была сильнейшей?

— Состав 1974 года. Не потому, что я в ней играл. В 1980-м тоже был сильный состав, впереди играли Сергей Окунев, Владимир Финк и Владимир Кобзев, у команды был силовой, мощный футбол, похожий на английский. А у нас – испанский, более командный. Мне такая игра импонирует.

— Вы поработали и с Каминским, и с другим нашим легендарным тренером Василием Фомичёвым. Сравнимые фигуры?

— У них разные стили работы. Но оба тренеры от Бога, это однозначно. Находили таланты, умело их раскрывали. Жили футболом, ничего другого для них не существовало.

— Если бы вы составляли символическую сборную «Динамо» всех времен, себя бы в нее включили?

— Это прерогатива болельщиков и журналистов. Но, думаю, из состава бы не выпал.

В детский спорт

— Играть вы закончили в 31. Не рано?

— Может, и рано. Но почувствовал, что теряю скорость. А моя игра строилась на ней. Подумал, что лучше вовремя закончить, чем с трибун свист в свой адрес потом слушать. Постепенно перешел к тренерской работе.

— Вы трижды были главным тренером «Динамо» – в 1988, 1991 годы и в 2000-м. Почему после этого в большом футболе больше не работали?

— Чтобы сделать результат, нужно время. Мне давали год, что можно за него успеть? Да и условий для хорошего результата не было. Сложилось как есть, ни о чем не жалею.

— Из этих трех периодов какой был самым памятным?

— 1991-1992 годы. Пришла группа молодежи, среди которых были Сергей Кормильцев и Алексей Смертин. С 17 лет стал выпускать их в основе.

— После «Динамо» вы пошли в детский спорт.

— Да, возглавил ДЮСШ «Хоккей», сейчас это школа Черепанова. По сути, с нуля школу строили, по всем фирмам ходил, искал стройматериалы. После этого пять лет возглавлял горспорткомитет, а потом уже стал директором ДЮСШ № 7.

— Как оцените период работы в горспорткомитете?

— Это была плановая организационная работа. Проводили городские соревнования, спартакиады. Со стороны городского руководства претензий к нам не было.

На чемпионат мира

— На «Динамо» сейчас ходите?

— Редко, это мой минус. Но сейчас в команде нет личностей, все серо. Смотришь на игру «Динамо» и какой-нибудь матче первенства города или края – уровень один и тот же. Такой футбол нам не нужен, честно сказать.

— Сейчас у кого ни спросишь – все собираются летом на чемпионат мира. Вы тоже?

— Билеты не покупал. Но в Калининграде живут друзья, приглашают к себе, говорят, на два-три матча проведут. Если все нормально будет, съезжу, впервые за 70 лет вживую чемпионат мира посмотрю.

— Вы на 70 лет себя чувствуете?

— Нет. По крайней мере, не хочу об этом думать. Есть работа, есть здоровье, могу двигаться – это самое главное.

Виктор Волынкин играл на позиции правого полузащитника. За «Темп» (1967-1968) и «Динамо» (1969-1978) провел 334 матча, забил 15 голов. До футбола играл в хоккейной команде класса «Б» барнаульского «Мотора» (1965-1967)