Сибирские Афины: три века культурных традиций горнозаводского города

Апрель 13 16:21 2018

В рубрике «Барнауловедение: уроки истории» мы начинаем публикацию статей Александра Старцева, доктора исторических наук, профессора кафедры истории и философии Барнаульского юридического института МВД России, одного из ведущих историков Сибири, о зарождении и развитии культурных традиций в столице региона, их влиянии на современную жизнь.

Общий вид с горы. Начало ХХ в. Борисов С.И.

На концертах, фестивалях, спектаклях, в частных беседах нередко приходится слышать от приезжих артистов слова благодарности и некоторого удивления от того приема, который им оказала барнаульская публика, об атмосфере доброжелательности и теплоты, царящей в зрительных залах и на концертных площадках нашего города. И в этом нет ничего удивительного, поскольку уважительное отношение к культуре, науке и искусству имеет под собой глубокую основу и органически вплетено в почти трехвековое историческое бытие нашего города.

Ошеломляющий город

Начиная с середины XVIII столетия Барнаул был крупнейшим центром культуры Сибири и вызывал обоснованное восхищение со стороны многочисленных ученых, исследователей, путешественников, которых судьба забрасывала на Алтай. Побывавший на Алтае в составе экспедиции, организованной Дерптским университетом для изучения местной флоры, ученый-естествоиспытатель Карл Фридрих Ледебур в 1826 году писал в своем дневнике: «Я был ошеломлен, найдя Барнаул столь цивилизованным городом… и мне просто не верилось, что все то, чему я был свидетелем, происходит на расстоянии 5000 верст от столицы и 2000 верст от европейской границы».

Не менее комплиментарный отзыв о Барнауле содержится в «Заметках на пути из Петербурга в Барнаул» этнографа Павла Небольсина, опубликованных в 1849 году: «Барнаул, как оазис в пустыне, как приют всего прекрасного, не может не оставить в каждом, кто только хоть один раз в нем побывал, самых чистых воспоминаний», – писал Павел Иванович.

Знаменитый ученый Пётр Петрович Семёнов-Тян-Шанский в середине XIX века высказывал убеждение в том, что «Барнаул в то время был, бесспорно, самым культурным уголком Сибири, и я прозвал его Сибирскими Афинами…». Надо полагать, что такие восторженные отзывы о нашем городе, сделанные в разные годы, имели под собой основания, подчеркивая особый колорит барнаульской жизни, важнейшие черты которого сохраняются и сегодня.

Сбережение народа

В марте 2012 года администрация Алтайского края своим постановлением утвердила концепцию «Барнаул – культурная столица Сибири», рассчитанную на 2012-2017 годы, целью которой было определено «…обеспечение устойчивого развития и модернизации сферы культуры Барнаула, повышение качества услуг, предоставляемых горожанам, развитие их духовного и нравственного потенциала, создание условий для межкультурной коммуникации, повышение культурной, инновационной и туристической привлекательности Барнаула».

Эта концепция, на наш взгляд, сумела уловить важную тенденцию в развитии современной культуры, которая в последние годы активно обсуждается в научной литературе и публицистике. Важнейшим итогом этой дискуссии является вывод о том, что культура должна аккумулировать позитивные эффекты в разных сферах, позволяя превратить слабые стороны в сильные.

Вместе с тем нельзя не заметить, что в этих спорах нередко упускается важнейшая составляющая, которая, на наш взгляд, должна лежать в основе всех концепций и проектов, касающихся культурного развития. «Повышение качества услуг», «развитие туристической привлекательности» и прочее следует рассматривать как средство, но не как цель. А цель совершенно недвусмысленно определена в Послании Президента РФ Владимира Путина Федеральному Собранию 1 марта 2018 года: «Роль, позиции государства в современном мире определяют не только и не столько природные ресурсы, производственные мощности, а прежде всего люди, условия для развития, самореализации, творчества каждого человека. Поэтому в основе всего лежит сбережение народа России и благополучие наших граждан».

Как нам представляется, именно «сбережение народа» и должно лежать в основе планов и проектов культурного развития города, региона, страны. Причем это «сбережение» должно основываться на знании особенностей и традиций местности, вестись не бездумно, только потому, что так делается в «цивилизованных» странах, столицах или других городах. Устройство и совершенствование культурного пространства должно опираться на традиции конкретного города и особенности его исторической судьбы. В противном случае мы рискуем получить очередной «новодел», который не только не позволит решить поставленные задачи, но и дискредитирует саму идею.

В демидовские времена

История Барнаула в значительной степени отличается от истории других сибирских городов, которые возникали как остроги, крепости, торгово-административные пункты. Барнаул на карте Сибири появился как промышленный центр и долгое время именовался как поселок Барнаульского завода.

Уральский промышленник Акинфий Демидов, воспользовавшись петровской «берг-привилегией» 1719 года, подал прошение о разрешении разрабатывать руды и строить заводы на Алтае и в феврале 1726-го получил монопольное право на строительство металлургических предприятий в Верхнем Приобье. В 1729 году он построил Колывано-Воскресенский завод на реке Белой, а в 1739-м началось сооружение плотины на реке Барнаулке, которая явилась началом строительства Барнаульского медеплавильного завода. Энергичная деятельность А.Н. Демидова длилась недолго. 18 августа 1745 года он умер, а 1 мая 1747 года Императрицей Елизаветой Петровной был подписан указ, по которому алтайские заводы, рудники, приписанные к ним мастеровые и крестьяне переводились в ведение Кабинета Его Императорского Величества, а наследникам Демидова выплачивалась компенсация.

Государство в государстве

Алтайские владения Кабинета являлись своего рода государством в государстве: здесь не действовали некоторые общеимперские законы, иным был состав населения, существовал запрет на уголовную ссылку и т.д. В результате деятельности кабинетской администрации в относительно короткие сроки на юге Западной Сибири был создан мощный горно-металлургический комплекс, включавший в себя шахты, рудники, меде- и сереброплавильные предприятия. Самый крупный сереброплавильный завод находился в Барнауле.

Во второй половине XVIII – начале XIX в. Барнаул становится не только одним из крупнейших центров цветной металлургии в России, но и средоточием научно-технической мысли и культуры на далекой сибирской окраине. Уже в январе 1753 года в Барнауле была открыта заводская школа «для обучения детей мастеровых по-российски читать и писать». Спустя три года начались занятия в школе при Барнаульском горном госпитале, которая готовила лекарей (врачей) и подлекарей (фельдшеров) для всей Сибири.

В 1779 году Кабинет принял решение открыть в Барнауле первое за Уралом горное училище. Фактически занятия начались в 1785-м. Училище готовило горных и заводских уставщиков (техников) и межевщиков. Лучшие его выпускники впоследствии направлялись в Петербург в Горный кадетский корпус для получения инженерного звания. Кроме горных и технических дисциплин в училище преподавали иностранные языки, историю, литературу и географию. В разные годы наставниками молодых горняков были будущие российские академики: физик Василий Петров, востоковед Василий Радлов, академик живописи Михаил Мягков.

Гении мысли

С декабря 1765 года стал формироваться архив Колыванской горной канцелярии, положивший начало современному Государственному архиву Алтайского края. В 1823-м по инициативе начальника округа Петра Козьмича Фролова в Барнауле был основан музей, который имел гербарий, богатую минералогическую и историко-техническую коллекцию, начала работу типография. В 1837 гожу в городе была построена метеорологическая станция.

Благодаря этим обстоятельствам, а также регулярно отправлявшимся в Петербург караванам с серебром у барнаульцев имелась прекрасная возможность быть в курсе литературных, музыкальных и прочих новинок столицы, включая последние веяния моды. Недаром российский исследователь Центральной Азии и Сибири Григорий Потанин писал, что жены барнаульских инженеров блистали на балах последними парижскими модами и «даже посылали в Париж мыть белье». Он отмечал, что «в салонах инженеров следили не только за модами, но и за новостями в науке и культуре» и «в шестидесятых годах уже можно было встретить в гостиных Барнаула сочинения Герцена».

В нашем городе работала целая плеяда выдающихся инженеров и техников, которые внесли крупный вклад в историю отечественной и мировой технической мысли. Прежде всего следует отметить Ивана Ивановича Ползунова — изобретателя, гения, опередившего свое время, который построил на Барнаульском заводе первый в мире универсальный пароатмосферный двигатель непрерывного действия; Козьму Дмитриевича Фролова – создателя уникальных гидротехнических сооружений; его сына Петра Фролова – талантливого администратора и изобретателя, построившего на Змеиногорском руднике рельсовую дорогу с конной тягой; Павла Петровича Аносова – создателя знаменитого русского булата.

Крупный вклад в отечественную науку и технику внесли работавшие на Алтае и в Барнауле российские исследователи: Эрик Лаксман, Ганс Ренованц, Степан Литвинов, Пётр Шангин, Василий Петров, Николай Черницын, Поликарп Залесов, Григорий Спасский, Фридрих Геблер, Василий Радлов и многие другие.

Александр Старцев.

Александр Владимирович Старцев окончил исторический факультет АлтГУ, аспирантуру Томского университета, докторантуру Института истории Сибирского отделения РАН. С 1979 года преподавал в алтайских вузах. В настоящее время — член Геральдической комиссии при Губернаторе Алтайского края. Он опубликовал свыше 600 научных и научно-популярных трудов по истории народного хозяйства, предпринимательства, развития экономических и социально-культурных контактов Сибири со странами зарубежной Азии. Автор учебников по истории Барнаула, Бийска, энциклопедий по истории купечества и коммерции Сибири, Алтайского края, Барнаула, Бийска, исторической энциклопедии Сибири. В 2015, 2016, 2018 годах – лауреат конкурса «Лучшая книга Алтайского края».

Сибирские Афины: от истоков к современности

Сибирские Афины: уникальное наследие